Царство Бога глазами Давида

Царство Бога глазами Давида

Гололоб Г.А.

Евреи и христиане имеют отличные представления о Царстве Божьем. Для первых Царь царей призван установить в мире царство справедливости и правды, а для вторых – милости и прощения. Первые представляли в роли подданных Бога только себя родимых, тогда как вторые признавали равенство всех людей перед Богом. Святость первых была ритуальной и относящейся исключительно к внешней стороне деятельности людей, тогда как вторые видели ее в духовном поклонении Богу, осуществляющемся, прежде всего, в сердце человека. По убеждениям евреев, принадлежность к царству Бога обещала его подданным земные обетования, тогда как христиане акцентировали свое внимание на духовных благословениях своего Правителя.

Земные благословения Бога были предложены Израильскому народу в качестве воспитательного средства, призванного облегчить понимание духовного содержания Царства Божьего, идущего на смену старому представлению о нем. По мере духовного взросления Израиль должен был перейти в следующий класс Божественной школы, представляющий ему уже не духовные образы и подобия, а саму духовную реальность. Поскольку земное представление о Царстве Божьем с приходом на землю Иисуса Христа сменилось духовным, у нас возникает вопрос: было ли между этими двумя Царствами Божьими некое промежуточное состояние? Каковы его свойства и отвечают они требованиям переходного царства?

Давид долгое время ожидал своего царства, предсказанного ему пророком Самуилом. Десять лет ему пришлось скитаться по горам и долинам, спасаясь от посягательств Саула, который пытался противодействовать планам Божьим. И вот долгожданное царство наступило: Саул погиб, народ признал его своим царем. И вот на этом фоне царь Давид объявляет царем Господа Бога, описывая Его царство странными словами: «Господь поддерживает всех падающих и восставляет всех низверженных» (Пс. 144:14). Что же это за царство Бога, которое включает в себя «всех падающих и низверженных»? Ниже мы рассмотрим представление Давида о Царстве Божьем. Для этого нам придется проанализировать все псалмы, приписываемые учеными-библеистами Давиду (Пс. 3-31; 34-40; 50-70; 85, 100, 102, 107-109, 121, 123, 130, 132, 138-144).

Из пастуха в царя
Давид был необычным царем, поскольку признавал над собою Другого Царя — Бога. Он видел, как служил Богу Саул, и не хотел повторять его опыт царствования. Первоначально Давид был пастухом, а эта профессия не очень-то ценилась в глазах народа. Постоянный уход за овцами лишал пастухов возможности посещать храм и совершать многие обряды, поэтому люди недолюбливали пастухов, считая их религиозно неграмотными. Кроме того, Давид в силу ряда обстоятельств не мог стать царем сразу после объявления этого Самуилом, но был вынужден ожидать наступление этого времени несколько лет. Лишь позже Давид понял, что в этом была воля Божья, готовившая его к вступлению в царские права. Наученный заботиться об овцах, он наилучшим образом стал заботиться о Божьем народе. Оказывается, в Божьем царстве царь заботится о своих подданных, а не использует их в своих целях. Равным образом, в Божье царство вступают люди добровольным образом, не по традиции своих предков или общественному мнению.

Исходя из своего прошлого опыта, Давид быстро признает над собой милостивую власть Наивысшего Царя – Господа. «Поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные, и войдет Царь славы! Кто сей Царь славы? — Господь крепкий и сильный, Господь, сильный в брани» (Пс. 23:7-8). В древности города защищались подъемными воротами. Но Давид предлагает видеть в царственной власти Мессии не своего врага, а друга. Поэтому Сионская крепость должна сдаться Господу добровольно. Это большой аналог обращению каждого на земле человека в христианскую веру. Потом Давид восхищается шествием Царя царей: «Видели шествие Твое, Боже, шествие Бога моего, Царя моего во святыне» (Пс. 67:25). И, наконец, разносится восхваление Давидом Господа: «Хвала Давида. Буду превозносить Тебя, Боже мой, Царь мой, и благословлять имя Твое во веки и веки» (Пс. 144:1).

Неудивительно, что Давид часто делал призыв ко всем людям последовать его примеру: «Да проповедуют славу царства Твоего, и да повествуют о могуществе Твоем, чтобы дать знать сынам человеческим о могуществе Твоем и о славном величии царства Твоего» (Пс. 144:11-12). Заметьте: «чтобы дать знать» язычникам о Боге, а не скрыть от них это знание. А если Бог открывает что-либо всем людям, то не только Его суд, но и Его милость, которые зависят от принятия самим человеком этой обусловленной Божьей воли: принявший Божьи благословения будет спасен, а отвергший – осужден. Почти как в Евангелии: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16:15-16).

Полная зависимость Давида от Господа ставила его в положение подданного Небесного Царя. Поэтому он пишет: «Внемли гласу вопля моего, Царь мой и Бог мой! ибо я к Тебе молюсь» (Пс. 5:3); «Господи! спаси царя и услышь нас, когда будем взывать к Тебе» (Пс. 19:10); «Господи! силою Твоею веселится царь и о спасении Твоем безмерно радуется» (Пс. 20:2); «Ибо царь уповает на Господа, и во благости Всевышнего не поколеблется» (Пс. 20:8). Если уже Богом избранный царь Давид и тот должен признать над собой еще большую власть Царя Царей, то тем более это должны делать также и все языческие цари. Это представляет Царство Божье таким, где и царь, и подчиненные ему являются добровольно подотчетными Верховному Царю, Владыке неба и земли.

Универсальность Царства Божьего
Давид был одним из тех израильтян, кому часто приходилось иметь дело с иноплеменниками. Первоначально его отряд состоял исключительно из нанятых иностранцев – фелефеев (филистимлян) и хелефеев (критян). Из своего опыта общения с ними Давид вынес следующий урок: Бог благоволит к тем язычникам, которые ищут Его и стремятся познать Его. Это значит, что Давид требовал от них признания веры в Бога Израиля и только на этом основании принимал в свое войско. И хотя язычники не могли служить Богу в той же мере, как и израильтяне, они все же могли быть, по крайней мере, монотеистами. На этом основании Давид первым высказал идею о том, что Бог любит всех людей, являясь Владыкой не только Палестины, но и всего мира. Это отличало монотеизм времен Давида от общесемитских представлений о том, что чья территория, того и Бог. Если Бог является Царем даже над израильским царем (см. Пс. 5:3; 67:25; 144:1), то, конечно же, Он является Царем и над остальными царствами и царями.

Все это значит, что часть Божественной милости относилась также и к язычникам, разумеется, признающие Единого Бога по всей земле. Впрочем, и некоторые мадианитяне, хеттеи, амореи, кенеяне и другие, были дружественно расположенными к израильтянам народами со времен Авраама (см. Быт. 23). Поэтому этих язычников евреи не имели права преследовать или уничтожать просто за их национальную принадлежность. Все это оправдывает определенные контакты Давида с язычниками, разумеется положительно относящимися к религиозным убеждениям Израиля. Этот факт доказывает даже наличие определенной миссионерской деятельности Давида. Например, его воин Урия Хеттеянин имел имя «Мой свет есть Господь (Яхве)». Это очевидный факт обращения некоторых хеттеев в иудаизм времен Давида.

Веря в то, что и язычники могут располагать некоторой долей Божественной любви, Давид признал Божью власть над всеми народами. Евреи до него думали об этой власти, лишь в категориях наказания, а не милости. Давид же считал, что язычники могут и должны славить Бога за явленные им Его дары (см. Пс. 67:33-34; 143:10; 144:11-12). Поэтому Давид писал: «Господь на небесах поставил престол Свой, и царство Его всем обладает» (Пс. 102:19) «Ибо Господне есть царство, и Он — Владыка над народами» (Пс. 21:29).

В другом псалме Давид пишет: «Господь восседал над потопом, и будет восседать Господь царем вовек» (Пс. 28:10). Выражение «восседать» означает «главенствовать» и «управлять». Поэтому если Бог руководил потопом, тогда Он вполне может руководить всем миром, поощряя приближающиеся к Нему нации (см. Пс. 67:30, 32-34; 144:11-12) и наказывая нации, удаляющиеся от Него (см. Пс. 9:37; 109:5). Разумеется, Господь будет восседать над всей землею, коль Он уже однажды восседал «над потопом». И Он не только «восседает» или сидит, но и вмешивается в жизнь людей Своими наказаниями или поощрениями. При этом Он посещает порочных людей Своими наказаниями первоначально временными, чтобы избежать вечных. Но если это не приводит к должному результату, в силу входит наказание вечное.

Тот факт, что Бог любит также и язычников, приближал теологию Давида к новозаветной, согласно которой Бог любит всех грешников. «Господь поддерживает всех падающих и восставляет всех низверженных» (Пс. 144:14). Оказывается, целью Божественного наказания как Израиля, так и других народов является исправление их нравов, а не отказ спасать их. Коль грешны все – и евреи, и язычники, – добавит позже Павел, тогда абсолютно все люди и народы нуждаются в спасении. Конечно, Бог не перестал наказывать виновных, но сама виновность эта претерпела изменение. Не сам факт совершения греха, а оправдательное отношение к нему стало определять людей, обреченных на погибель. Равным образом, не сам факт совершения добродетели, а скромное отношение к ней стало определять людей, предназначенных к спасению.

Духовность Царства Божьего
Давид не мог ожидать от Бога наступление Его царства до тех пор, пока не придет Мессия. А до этого времени Божье царство может присутствовать на земле в весьма ограниченном, временном и относительном виде. Тем не менее, Давид называет грядущее царство Бога или Христа (в новозаветном понимании) «вечным»: «Господь — царь на веки, навсегда; исчезнут язычники с земли Его» (Пс. 9:37). Пока же Господь не явил Своего вечного царства, непокорные язычники продолжают существовать «на земле Его». «Царство Твое — царство всех веков, и владычество Твое во все роды» (Пс. 144:13).

Вечность Царства Божьего объясняется духовным характером его обетований. Бог приготовил Своему народу не только плодородие земли и скота, не только отсутствие войн и мир от врагов, но и искупление от их грехов в Крови Иисуса Христа, а также духовные плоды благочестия и святости. Это богатство не могут уничтожить моль и ржа, поскольку они сокрыты глубоко в сердце верующего в Бога человека. Поэтому вечный образ новозаветного Царства Божьего имеет очевидные преимущества перед временным образом ветхозаветного.

Давид признал, кроме существования царств земных, также и существование царства вечного и Божьего. Своим телом мы очень зависимы от земного царства, где нам было суждено родиться. Но рядом с этим царством есть царство духовное, в которое входят не плотским рождением, а духовным – по личной вере в прощение Иисуса Христа и силу Духа Святого. Для того, чтобы стать подданным этого царства не нужно ждать или готовить себя очень долго. Для этого не нужно заслуживать себе большую репутацию порядочного человека. Подданным Бога может стать любой грешник, осознавший свою вину и доверивший Господу свою последующую жизнь. В этом и состоит преимущество новозаветного Евангелия над ветхозаветным законом.

Миролюбие Царства Божьего
Давид долгое время воевал, даже уже будучи царем. В Божьем же царстве нет и не может быть никаких воен. Почему? Потому там нет мести и даже справедливого возмездия. Поскольку Мессия назван «Князем мира» (не космоса, а покоя) и «Кротким» царем, Он воюет со Своими врагами исключительно при помощи духовного меча, т.е. Слова Божьего. Разумеется, таким же образом должны вести себя и Его подданные. Давид не сразу понял эту истину, но подспудно пытался избежать излишней ненависти к своим врагам, тем самым предлагая им мир, а не брань.

Вместо того, чтобы защищать свое царство при помощи плотской силы, он учился взывать за помощью к Богу: «Иные колесницами, иные конями, а мы именем Господа Бога нашего хвалимся: они поколебались и пали, а мы встали и стоим прямо. Господи! спаси царя и услышь нас, когда будем взывать к Тебе» (Пс. 19:8-10). «Величественно спасающий царя и творящий милость помазаннику Твоему Давиду и потомству его во веки» (Пс. 17:51). Заметьте: не только «творящий милость», но и «спасающий». Успешный опыт избегания опасности со стороны слуг Саула, не раз помогал Давиду надеяться на Бога и в остальных опасностях.

А как быть с наказанием неверных? Давид предал права суда своих врагов Господу, «дарующему спасение царям и избавляющему Давида, раба Твоего, от лютого меча. Избавь меня и спаси меня от руки сынов иноплеменных, которых уста говорят суетное и которых десница — десница лжи» (Пс. 143:10-11). Бог избавлял Давида даже «от лютого меча», а значит и избавит от любого кровопролития. Придет время ( в библейской терминологии «день», причем удобный) и Бог Сам посетит Своим судом виновного, а Своего слугу непременно укрепит в переживаемых им страданиях: «Господь одесную Тебя. Он в день гнева Своего поразит царей» (Пс. 109:5). Это значит, что ни один земной царь не в силах пойти против воли Божьей.

Подданные Царя царей
«Кто является подданным Царствия Божьего?» «Праведники». «А кто такие праведники?» Текст Пс. 144:19 гласит: «Хранит Господь всех любящих Его, а всех нечестивых истребит». Кажется, что здесь изложено ветхозаветное представление о царстве Божьем. Нас могут спросить: «Но разве не был нечестивым одно время Давид?» «Был, но покаялся», — отвечаем мы. Однако что значит покаяние для Божьего закона? Достаточно ли оно для удовлетворения его требований? Нет. По закону кроме покаяния нужно было принести еще и его плоды, т.е. дела.

Но Давид взывает к Богу после своего согрешения: «Ибо жертвы Ты не желаешь, — я дал бы ее; к всесожжению не благоволишь. Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже» (Пс. 50:18-19). Грехи в поступках еще можно было загладить при помощи жертвоприношений, но стереть грех из самого сердца могла лишь Голгофская Жертва Иисуса Христа (см. Евр. 10:1-14), к которой верою апеллировал Давид в своем раскаянии.

Если же, как говорит Давид в другом месте: «Не по беззакониям нашим сотворил нам, и не по грехам нашим воздал нам» (Пс. 102:10), тогда «нечестивыми» следует называть тех, кто не боится Господа, а по аналогии, содержащейся в тексте Пс. 144:18, тех, кто не любит Бога. Оказывается, Богу важно наше отношение, а не дела сами по себе. Новый критерий оценивания поведения людей теперь выглядит следующим образом: «Возлюбил проклятие, — оно и придет на него; не восхотел благословения, — оно и удалится от него» (Пс. 108:17).

Любовь, конечно, можно попытаться измерить делами, но это слабый критерий, поскольку любовь содержит в себе блага не столько внешнего характера, сколько внутреннего, не всегда выразимого вовне. Итак, мы видим, что Давид сближал между собой евреев и язычников по признаку греховности обоих этих групп людей. Если «не восхотел Господь погубить» согрешивший Израиль (Втор. 10:10; ср. 4 Цар. 14:27), то почему Ему совершенно необходимо погубить согрешившего язычника?

Уже однажды Небесный Владыка погубил весь этот мир потопом, но потом сказал: «Не буду больше проклинать землю за человека, потому что помышление сердца человеческого — зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как Я сделал» (Быт. 8:21). Эти слова свидетельствуют о том, что Господь знал, что порочное человеческое сердце невозможно завоевать силой или угрозой наказания. Это можно сделать только любовью. Но еще до предоставления человеку этой любви, черствое сердце последнего следует прокультивировать плугом справедливого закона.

Заключение
Царь Давид признал над собой власть еще большего Царя – Господа. Возможно, это было унизительно для него, как царя. Однако он поступил предусмотрительно и никогда не пожалел о своем выборе. И хотя ему пришлось жить в ветхозаветные времена, он пророчески предвидел новозаветные черты Царства Божьего – духовные, универсальные и миролюбивые. Поэтому он старался не мстить своим врагам, но старался дать им возможность исправиться, подражая своему Верховному Владыке и Царю, как Его подданный.

Кому же подданными являемся мы? Кто наш Владыка и Царь? Можем ли мы признать в этом качестве Господа? Верим ли мы в то, что Он является Царем царей? Повинуемся ли мы Его воле? Если да, тогда мы должны жить по Его законам любви и милосердия. Почему «любви и милосердия»? Потому что войти в Царство Божье нельзя путем гордости и упования на собственные силы, а только лишь путем кротости и полного доверия своей жизни Господу, Царю всех царей. Ни отрицать всех царей сразу, ни угождать им всем не предоставляется возможным ни одному из смертных.

Хотя Царство Божье является духовным, универсальным и миролюбивым, оно существует одновременно с царствами земными, ограниченными и воинственными. Поэтому перед нами встает нелегкий выбор: кому из всех царей, претендующих на управление нашей жизнью, повиноваться полностью? В обычных условиях делать этот выбор не обязательно, но эти условия в любой момент могут измениться. Кроме того, существуют те вопросы, по которым мы не можем угодить сразу двум царям, правителям или господам. Поскольку Божье Царство мира и любви несовместимо с земным царством гнева и справедливости, повинуясь одному из них, мы тем самым отказываем в послушании другому. Поэтому знать, как поступить, нам крайне важно. И пусть нам даст Бог мудрости не ошибиться в этом выборе.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s