Идейные корни Ирландского конфликта

Идейные корни ирландского конфликта

Гололоб Г.А.

Вступление
Ирландский конфликт нам известен более как политическая проблема. Ну, подумаешь, хотят католики Ольстера жить самостоятельно, отдельно от Британии… Однако почему они этого хотят? Что кроется за этим желанием? Почему в этом регионе уже долгое время нельзя добиться пусть не национального единства, так элементарной веротерпимости? Почему вынуждены враждовать друг с другом не две нации, не две политические партии, а два христианских вероисповедания, связанные между собой единой верой? Здесь есть над чем подумать современным политологам. Попытаемся внести в общие рассуждения на эту тему и мы свои пять копеек.
Что такое Ирландский конфликт?

Ирландский конфликт является болезненным по той причине, что исказил судьбу Северной Ирландии на многие века. Возник он давно, но в своей последующей истории ужесточался несколько раз. Настоящая трагедия разыгралась на этом клочке земли площатью без малого 14 квадратных км. и имеющем население около 1.7 миллиона (что сравнимо с чеченским). Здесь более тридцати лет бушевала настоящая террористическая война между католиками, сторонниками отделения от Британии, и их противниками-протестантами. В ответ на эскалацию насилия между двумя этими группами населения была вынуждена вмешаться центральная власть. В августе 1969 года в Северную Ирландию были введены правительственные войска, и в регионе установился жесткий режим британского правления.

Однако даже в этих (почти оккупационных) условиях религиозная рознь между ирландскими католиками и английскими протестантами не прекратилась. И по сей день в Северной Ирландии «националисты-республиканцы» (это католики), ратующие за отделение от Британии, противостоят «юнионистам-лоялистам» (это протестанты), желающим остаться частью Британии. По данным 2004 года расклад такой: 59% населения — против отделения от Британии, а 22% — за. Поэтому в Северной Ирландии периодически гремят взрывы, уносящие в вечность все новые и новые жизни мирного населения, причем происходит это не только в зоне конфликта, но и в Метрополии…

В связи с этой темой полезно взглянуть на количество жертв Ирландского конфликта. Ниже мы приведем данные за критические 1969 -1999-е годы.
Жертвы: всего – 3637 человек (из них 1931 — гражданские лица). Вот их состав:
1233 – гражданские лица – католики;
698 – гражданские лица – протестанты;
709 – британские воннослужащие;
303 – североирландские полицейские (в основном лоялисты-протестанты);
144 – боевики – лоялисты;
392 – боевики – республиканцы;
158 – другие (в частности, погибшие из-за террористических взрывов жители Англии).

Как видим, за этот период (в Британии его называют Troubles) гражданских лиц из числа погибших католиков было убито в два раза больше, чем из протестантов, поскольку центральная власть поддерживала последних. Хотя за три десятилетия североирландского конфликта погибло людей в два раза меньше, чем за один год войны на Донбассе, однако на Донбассе идет война, пусть и позиционная, а в Северной Ирландии считается мирное время, но в любое время оно может стать немирным. То тут, то там гремят взрывы и погибают ни в чем неповинные люди. О жизни людей в Северной Ирландии высказывается на одном из форумов россиянка: «Я в первый раз приехала в Белфаст в 1992 году — там вечером никуда пойти было нельзя, везде бронированные машины и колючая проволока. Я в СССР всякое повидала, но пардон, советские зоны веселее выглядели. И вот в таких-то условиях поживите 30 лет — обалдеете!»

Межрелигиозная месть передается через поколения и даже расстояния, поскольку эмигрировавшие из страны ирландцы продолжают активно финансировать своих родных на родине. После голода в середине 19-го века миллионы католиков Северной Ирландии уехали в Новый Свет, но, став американцами, австралийцами, канадцами и прочими, они, тем не менее, остались ирландцами. Хотя деньги на борьбу поступали еще с Пасхального восстания 1916 года, особенно хорошо они пошли во времена Troubles. Эмигранты уже принадлежали ко второму-третьему поколению и потому могли позволить себе заплатить больше, а ненависть к «проклятым сассонаксам» осталась. Впрочем, власти сами вынуждали эмигрировать ирландцев. Например, много народу вместе с семьями дало ходу в Австралию только по подозрению в причастности к разведке. Поэтому враждебность в этом регионе Британии не убывает и может вспыхнуть в виде какого-либо восстания или теракта в любое время.

Брат против брата
Самое позорное в Ирландском конфликте это то, что он имеет религиозную форму и представляет собой борьбу одних христиан (католиков) против других (протестантов). Как стало возможным такое противостояние? Что стоит за этой враждебностью? Откуда она возникла и почему является настолько живучей? Не имея ответов на эти вопросы, невозможно добиться мира в этом вполне цивилизованном, но так страдающем от взаимного недоверия и ненависти регионе.

Существует три версии исторического объяснения происхождения Ирландского конфликта
1) в 1172 году английский король Генрих II завоевал Ирландию;
2) в 1541 году Генрих VIII провозгласил себя королем Ирландии, чем и положил начало выступлениям против английского трона;
3) 6 августа 1649 года армия Кромвеля высадилась на Зеленом острове и в крови потопила восставшую Ирландию. Причина восстания: заселение и конфискация английскими и шотландскими протестантами исконно католических земель.

Первые две версии следует сразу же отложить в сторону как несостоятельные или, в лучшем случае, второстепенные. Дело в том, что обе они указывают на политическую причину Ирландского конфликта, тогда как в действительности эта причина носит сугубо религиозный характер. И, тем более, как мы видим сейчас, в Северной Ирландии нет никаких этнических размолвок. Жители одной части страны (и даже одной нации) восстают против населения другой ее части сугубо по религиозным причинам. Ирландцы не хотят иметь дело с протестантизмом, а именно с той его версией, которая их некогда колонизировала, причем столь жестоким образом, который был представлен в действия армии Кромвеля. Желание ольстеровцев отделиться от Британии мотивированно именно этим обстоятельством в самой своей сути.

Религиозный характер диктатуры Кромвеля всем известен, но немногие связывали его с Ирландским конфликтом. В армии Кромвеля, варварски разграбившей Ирландию, и тем основав многовековой христианский конфликт в Северной Ирландии, было большинство христиан, включая и богословов: от обычного солдата и христианского писателя Джона Буньяна до начальника штаба и маститого богослова Джона Оуэна.

Но что это была за армия? Личный секретарь Кромвеля Джон Мильтон с «чистой» христианской совестью требовал смертной казни английского короля Карла I – невиданное до тех пор деяние! Обычно христиане признавали власть короля, но Кальвин, за ним Теодор Беза предоставили народу право на свержение, по их мнению, короля. 30 января 1649 года король был казнен. Таким образом был осужден на публичную казнь первый в истории Европы монарх. Другой пуританин, Джон Фелтон, 23 августа 1628 года убивает представителя государственной власти, герцога Бекингема. С этого времени убийство одного христианина другим не только перестало быть преступлением, но и было освящено кальвинистским богословием. Здесь нам следует сказать, что как кальвинизм, так и католицизм, имели одно преставление о необходимости использования насилия против инакомыслящих, коренящееся в учении Августина, из которого и то, и другое черпало свои доводы.

История Ирландского конфликта
Непосредственно колонизация Северной Ирландии относится к 1609 году. В этот период Реформации на территории Ольстера укоренился протестантизм, чему способствовали повсеместные вытеснения коренного католического населения со стороны протестантских переселенцев из Шотландии и Англии (в остальной части Ирландии господствующие позиции сохранил католицизм). Исследователи Великой Английской революции отмечают: с начала заселения Ольстера англичанами и шотландцами колонизаторский элемент оказался связанным с протестантизмом, а католицизм превратился в религию угнетенных и преследуемых (см. Полякова Е.Ю. Ольстер: истоки трагедии. — М.: Наука, 1982. — С. 31).

Английская колонизация Ирландии сопровождалась конфискацией земли, принадлежавшей ирландцам и передачей ее колонистам (англ. planters) из Англии, Шотландии и Уэльса. Таким образом, с самого начала колонизации национальные, политические и религиозные различия в Ольстере совпали с социальными, но ведущими из них, как показала дальнейшая история развития католическо-протестантских отношений в Северной Ирландии, были религиозные: протестанты присвоили себе право главенствовать над католиками. Поэтому ключевые позиции в экономике и политической жизни Северной Ирландии заняли, прежде всего, английские и шотландские протестанты, которые потом уже были дворянами, землевладельцами, купцами.

Новым этапом закабаления Ирландии явился период Английской буржуазной революции, когда были заложены основы колониального режима, просуществовавшего несколько столетий. Революция в Англии началась открытием 3 ноября 1640 г. т.н. «Долгого» парламента, а уже через год в Ирландии вспыхнуло восстание против английского господства, продолжавшееся десять лет. Одним из центров восстания стал Ольстер, который почти полностью был занят повстанцами, однако в 1650 году ирландцы были наголову разбиты армией Оливера Кромвеля.

Правление протестантов в Ольстере было весьма тяжелым для католиков. Так, «актом о поселениях» от 1652 года «Долгий» парламент утвердил конфискацию ирландских земель, согласно которому даже ирландцы, не выступавшие с оружием против британского парламента, лишались большей части своих земель. Мало того, они подлежали депортации в течение двух лет в бесплодную и пустынную область Коннахт на западе Ирландии, что означало для них голодную смерть. Для переселения были установлены жесткие временные рамки: если к 1 мая 1654 года кто-либо из переселенцев вдруг оказывался вне этой области, его ждала смертная казнь. Поскольку фактически все земельные владения ирландцев конфисковывались в пользу завоевателей, в народе этот акт получил название «Ад или Коннахт». Но еще более возмутительными действиями властей явилось то, что значительная часть жителей острова, включая женщин и детей, была депортирована в английские колонии в Вест-Индии, где она была обращена в «белых рабов». На ирландское население велась настоящая охота: английскому солдату платили 5 фунтов за голову «бунтаря или священника» (а 6 фунтов тогда платили за волчью).

Таким образом, парламент конфисковал почти все владения католиков (кроме тех, что находились в Коннахте) и начал новое заселение Ирландии, главным образом из числа отставных солдат. Важно отметить, что именно политика Кромвеля способствовала укреплению в Ирландии протестантского господства. Кальвинистское богословие пуритан определяло представление протестантов об их превосходстве над католиками, что укреплялось с помощью протестантской (как англиканской, так и пресвитерианской) церкви, санкционировавшей колониальный грабеж.

Господствующее положение протестантов выразилось в серии так называемых карательных законов против католиков, фактически отстранявших последних от многих видов хозяйственной деятельности и лишавших их политических и гражданских прав. На этой территории гонениям подвергалась и католическая церковь, поскольку государственной религией был объявлен протестантизм.

Первоначально английское правительство вместо процесса урегулирования конфликта предпочло грубое его устранение, выразившееся в силовом подавлении восстаний и протестных выступлений ирландцев, т.е. в откровенной дискриминации коренного населения страны. В 1760 — начале 1770-х гг. возникли тайные ирландские крестьянские организации («Белые ребята», «Дубовые ребята», позднее Риббониты и др.), которым противостоял основанный в 1796 г. протестантский Оранжистский орден.

С 1 января 1801 года, согласно так называемому «Акту об унии», была полностью ликвидирована автономия Ирландии; ирландский парламент упразднен; Ирландия стала частью Соединённого королевства Великобритании и Ирландии. Хотя эта Уния принесла Ольстеру экономический подъем, но она же закрепила и существующее господство протестантов над католиками.

В 1916 году произошло восстание в Дублине, которое резко изменило всю ситуацию в стране. Повстанцы даже провозгласили Ирландскую Республику, но вскоре восстание было подавлено. Казнь лидеров восстания оказала настолько сильное влияние на ирландских католиков, что возвысила республиканскую идею до уровня общенациональной (см. Ольстер: конфликт длиной в тысячу лет: [Электронный документ]. — (http://www.pravda.ru/world/europe/european/08-10-2008/286588-ulster-0/). После этого стало набирать силу ирландское республиканское движение, получившее название «Шинн фейн» (с ирландского «мы сами»), которое позже организовалось в одноименную политическую партию.

По окончании Первой мировой войны в Ирландии начались вооруженные столкновения между Шинн фейн и британскими войсками, что закончилось образованием самостоятельной Ирландии, однако шесть северных графств (Ольстер) остались в составе Британии. С событиями этой войны связано образование в 1919 году и первых террористических акций Ирландской республиканской армии (ИРА) как военизированного крыла Шин фейн.

6 декабря 1921 года был подписан Англо-Ирландский договор, согласно которому предлагалось образовать Ирландское свободное государство, которое бы имело статус доминиона в составе Британской империи. Ирландское свободное государство, предшественник современной Ирландской Республики, было формально провозглашено 6 декабря 1922 года, однако ирландская республиканская армия оказалась не удовлетворена этим разделом Ирландии. Данное обстоятельство вылилось в кампанию терроризма в шести графствах с целью воспрепятствовать североирландскому правительству осуществлять свою власть на этой территории. Важно отметить, что беспорядки осуществлялись под религиозными лозунгами.

К концу 1920-х годов в Северной Ирландии был восстановлен мир, однако антагонизм между протестантами и католиками все еще существовал. Вплоть до 1925 года католики отказывались от какого-либо сотрудничества с юнионистским правительством, питая надежду на то, что оно долго не продержится. Когда же в 1939 году началась Вторая мировая война, Северная Ирландия вступила в войну в качестве части Соединенного Королевства, в то время как Эйре (как стало называться после 1937 года Ирландское Свободное государство) заявило о своем нейтралитете.
Когда в 1949 года Эйре покинуло Содружество и провозгласило себя Ирландской Республикой, британский парламент принял Акт об Ирландии, в котором подтверждалось, что Северная Ирландия не перестанет быть частью Великобритании без ясно выраженного согласия североирландского парламента (см. Грибин Н.П. Трагедия Ольстера. — М.: Международные отношения, 1983. — С. 82). В ответ на это ИРА стала совершать время от времени нападения на Северную Ирландию. Наиболее значительная кампания против северных графств была развернута в 1956 и 1961 годах, но она получила слабую поддержку среди гражданского населения. Очередное силовое вмешательство со стороны Англии в 1969 году ознаменовало собой новый виток в развитии кризиса в Северной Ирландии: английским правительством было принято решение об использовании войск против демонстрантов — борцов за гражданские права католиков.

Конец 1960-х — начало 80-х гг. считаются десятилетиями, когда конфликт в Ольстере принял небывалый размах с наибольшим количеством пострадавших лиц. Снова хочется подчеркнуть, что религиозная составляющая прослеживалась во всей деятельности террористических организаций с обеих сторон: на флагах некоторых группировок присутствовали религиозные атрибуты, а в уличных столкновениях звучали призывы религиозного характера. Никто из обеих сторон особо не стеснялся своим христианством, занимаясь откровенным террором, против этого безумия выступили лишь некоторые пацифисты (см. биографии двух ирландских пацифисток Бетти Уильямс и Мейрид Корриган, за свою миротворческую деятельность разделивших в 1976 году Нобелевскую премию мира, на сайте https://christianpacifism.org).

Дело дошло до того, что члены ИРА подвергли бомбардировке центральные районы Белфаста и Лондондерри, а в январе 1972 года британские войска открыли огонь по мирным демонстрантам-католикам в Лондондерри, игнорировавшим запрет правительства на манифестации. Лишь в июле 1997 года президент «Шинн фейн», Адамс, сумел убедить лидеров ИРА прекратить насилие и начать переговоры о мире. 10 апреля 1998 года стороны пришли к компромиссу: было заключено Белфастское соглашение, известное также под названием «Соглашение Страстной пятницы». В настоящее время противостояние утихло, однако нет никакой уверенности, что оно не вспыхнет с новой силой, как это повторялось уже не раз прежде.

Причины религиозной враждебности
Обычно религиозную враждебность связывают с социальными или политическими условиями, как будто она не имеет самостоятельного значения. Существует ряд факторов, которые могут привести к возникновению религиозных конфликтов. С.А. Ланцов (см. Ланцов С.А. Политическая конфликтология: учебное пособие. — СПб: Питер, 2008) выделяет следующие:

1) Поликонфессиональный характер государства (напр. в Ливане проживают более двадцати религиозных групп, среди которых основную часть составляют мусульмане (сунниты, шииты, друзы), около 25 % ливанских арабов — христиане-марониты);
2) Случайное определение границ (напр. в состав Эфиопии входят народности и территории, отличающиеся в этническом и религиозном отношении и сохранявшие определенную долю самостоятельности);
3) Доминирование одной религии над другой (напр. в Ираке исторически господствовало арабское суннитское меньшинство, в то время как большая часть арабского населения была представлена шиитами);
4) Внешняя поддержка (напр. экономическая, военная идеологическая и политическая поддержка оппозиционного религиозного движения в индийских штатах Джамму и Кашмир).
5) Вмешательство одних государств в дела других под предлогом борьбы с нарушениями прав единоверцев (напр. ирано-иракский конфликт 1980-1988 годов, подлинной причиной которого были соперничество за доминирование в регионе, а также экономические интересы — борьба за нефтяные месторождения в зоне Персидского залива. Однако в качестве одной из официальных причин было названо противостояние суннитов и шиитов).

Нам важно отметить те религиозные конфликты, которые возникают на основе абсолютизации, универсализации какой-либо религии. Хорошо известно, что конфликты подобного рода имели место в странах традиционного распространения ислама. Они часто провоцировались «Братьями-мусульманами», а в 1980-е годы разного рода «хомейнистскими движениями». Иранские руководители, опираясь на схожие идеи, до сих пор ведут борьбу за гегемонию в регионе и в мусульманском мире (Малышева Д.Б. Религиозный фактор в вооруженных конфликтах современности. — М.: Наука, 1991. — С. 45-47).

Однако не все исследователи обращают внимание на то, что подобные претензии имеют и некоторые христианские учения типа кальвинизма. Поэтому мы хотели бы добавить в эту графу идеологического аспекта конфронтации между людьми также и те христианские церкви, которые исповедуют, подобно арабским террористам, принципы т.н. «богословского детерминизма».

Очень важно понять, какой христианской ветви протестантизма противостоят католики. Почему только в этом регионе существует такая рознь между католиками и протестантами, когда в других они живут бок о бок вполне мирно (даже у нас на Западной Украине)? Мы убеждены, что основной причиной такой враждебности ирландских католиков и британских протестантов является богословская специфика последних, а именно кальвинизм (хотя в Англии имеются и арминианские церкви, доминируют в ней кальвинисты большей частью пресвитерианского вероисповедания).

Действительно, кальвинистам везде и всегда казалось, что они являются последними и безоговорочными выразителями воли Божьей, которая понималась ими в ее принудительном качестве. Отсюда и вся агрессивность, высокомерие и непримиримость адептов кальвинизма, проявляющаяся во многих случаях (диктатура Жана Кальвина в Женеве, такое же правление Джона Нокса в Шотландии, нарушение прав негров в США и ЮАР и т.д.). Поэтому нам следует возвратиться во времена Кромвеля и понять, почему некоторые исследователи связывают корни Ирландского конфликта с богословием этого лидера Великой Английской революции.

Каждый год 3 сентября у памятника, сооруженного у Вестминстерского дворца в Лондоне и посвященного бывшему лорду-протектору Оливеру Кромвелю (1599-1658), собираются те, кто считает его «отцом английских парламентских свобод». Между тем, другие с отвращением смотрят в эту сторону, считая Кромвеля «сыном дьявола, узурпатором и цареубийцей», проливавшим «как воду кровь своих подданных». Так кем же был этот ««ничем не примечательный сельский сквайр», сумевший стать вождем Великой английской революции – защитником или противником подлинной демократии и гуманности и что его сделало таким влиятельным лицом в Англии середины семнадцатого века? Ниже нам предстоит узнать об этом.

Кальвинистское воспитание Кромвеля
Родился Оливер в семье Роберта и Элизабет Кромвель в Хантингдоне в Восточной Англии. Несмотря на то, что по отцу он состоял в родстве с графом Эссекским, министром Генриха VIII, а по матери – с шотландским королевским родом Стюартов, учился мальчик в бесплатной средней школе. В 1616 году юноша поступил в Сидней Колледж Кембриджского университета, где получали образование дети знатных фамилий, однако здесь проучиться ему пришлось только один год. Умер его отец – и молодому Кромвелю пришлось оставить учебу, чтобы войти в наследство. Если сюда добавить еще несколько месяцев, потраченных Кромвелем на изучение права в одной из адвокатских контор Лондона, то можно сказать, что этим его образование и завершилось.

То обстоятельство, что молодому Кромвелю не удалось получить нормального светского образования, сильно сказалось на будущей его судьбе, поскольку, как свидетельствует его дальнейшая жизнь, вера этого человека не сильно дружила с разумом и совестью. Дело в том, что семья Кромвелей принадлежала к пуританской (кальвинистской) церкви, в которой разуму, логике и морали не отводилось должного внимания. Здесь нам предстоит остановиться и немного познакомиться с кальвинизмом, чтобы узнать, какое влияние он оказывал и продолжает оказывать на мышление своих адептов.

Кальвин учил, что Бог настолько суверенен, что способен делать вещи не только внутренне противоречивые, но и аморальные. При этом речь идет не о людских представлениях о моральной природе Бога, а о том, что Бог якобы Сам свидетельствует о Себе в Священном Писании. По мнению Кальвина, только Бог знает, что такое добро и зло, поэтому людям не стоит слишком задаваться моральными вопросами. Важно слепое следование Божественной заповеди, чем рассуждение над ее смыслом. Поскольку же Кальвин истолковывал само Писание специфически, получалось, что он требовал от своих последователей фанатического соблюдения собственного понимания Бога.

А Бог у Кальвина был довольно странным, поскольку по необъяснимым причинам отправлял в ад больше половины всех людей нашей планеты. Творец просто пожелал одних людей спасти, а других погубить, причем ни то, ни другое от самих людей не зависело. Почему Он возненавидел одну часть человечества и облагодетельствовал другую – не знал и сам Кальвин. Больше всего в Боге швейцарский реформатор ценил всевластие, а Божественной любви отказывал в универсальном и непринудительном характере ее воздействия на людей.

Иными словами, Кальвин сделал из Бога некоего Верховного Властелина, не способного ограничивать Собственную волю требованиями ни Собственного Разума, ни Собственной Моральной природы. Поэтому кальвинистский Бог мог с одинаковой легкостью спасать и губить, причем одного и того же человека. Божья воля в силу ее абсолютной суверенности, по мнению Кальвина, не подчинялась ни Его Разуму, ни Его морали. Кроме неконтролируемого произвола Кальвин наделял Божественную волю абсолютной принудительностью: Бог не только управляет всем, но и все причиняет, включая и само зло. Такое мировоззрение помещало Бога и Его подданных в положение, недоступное какой-либо (рациональной или моральной) критике: «а кто ты такой, что споришь с Богом?»

Кальвинистское воспитание отложило на молодом человеке сильный отпечаток на всю его последующую жизнь. Речь идет о том, что, как и все кальвинисты, Кромвель был сильно обеспокоен единственной проблемой: «Избран ли я к спасению или нет?» На эти искания он потратил почти 40 лет своей жизни, не раз оказываясь на грани нервного срыва. Поскольку Кромвель страдал частыми депрессиями, врачи поставили ему диагноз «устойчивая боязнь приближающейся смерти». Наконец, к 1636 году Кромвель пришел к убеждению, что он все-таки избран к спасению, так что Бог в действительности определяет и направляет все его действия. С этого времени Кромвель стал фанатично верить в то, что по жизни его ведет Само Провидение. Теперь нам предстоит разобраться в том, как же оно его вело по жизни и к чему привело.

Диктатура Кромвеля
Формальные титулы Кромвеля в энциклопедиях связываются с его приверженностью к крайнему милитаризму: в 1643-1650 годах — генерал-лейтенант парламентской армии, в 1650-1653 годах — лорд-генерал, в 1653-1658 годах — лорд-протектор Англии, Шотландии и Ирландии. Это был очень воинственный, напористый и уверенный в себе полководец. Кальвинистская непреодолимость во всех его действиях должна была доказывать ему его богоизбранность, поэтому он старался как мог это себе доказать. Далёкие предки Кромвеля обогатились во время правления короля Генриха VIII (1509-1547), нажившись на конфискациях монастырских и церковных земель, и эта ненависть к католичеству естественным образом передалась и молодому Кромвелю. Принуждать к исполнению «Божественной воли» было его жизненным кредо.

Мы уже упоминали о том, каким жестоким образом армия Кромвеля подавила восстание ирландских католиков в 1650 году. Дрохеда была первым городом на ее пути. Окруженный город 10 сентября получает ультиматум, а 11 сентября английская артиллерия пробивает брешь в его крепостных стенах. Город берется штурмом, а его жители поголовно уничтожаются. После этого ужасного случая католики прекращают сопротивление по всей Ирландии. Подавление Ирландского восстания становится началом массовой высылки населения, а собственность ирландцев переходит в государственную казну. Это была вторая после казни короля трагедия для католиков Ирландии. Разумеется, забыть и просить Кромвелю этого беззакония они не могли. Оно залегло в их памяти на долгие годы.

Диктатура Кромвеля, вытекающая из его детерминистского богословия, особо обозначилась на фоне борьбы между властью военною и гражданскою, между его войском и парламентом. Спор был покончен в апреле 1653 года чисто кальвинистским (принудительным) способом: Кромвель явился в парламент, оставив в передней комнате приведенных им 300 мушкетеров. Он произнес речь, наполненную укоризнами парламенту, а, когда ему указали на все неприличие его поступка, он дал знак мушкетерам войти и закричал: «Теперь, члены парламента, убирайтесь, очищайте места честным людям! Вы больше не парламент, Господь покончил с вами». И члены парламента были разогнаны солдатами. Кромвель уничтожил также и государственный совет, имевший характер министерского совета и находившийся под председательством Брэдшо.

Какой же властью он это делал? Разумеется, Божьей, — так считал сам Кромвель. Неудивительно, что люди, которых воображение было слишком разгорячено революционным движением, думали, что Кромвель является Божьим пророком, посланным небом для утверждения пятой монархии, царства Христова на земле. А друзья Кромвеля вообще были убеждены в том, что он имеет частое общение с Святым Духом. Здесь мы хотим обратить внимание на явные параллели с самим Кальвином, который считал себя избранным орудием в руках Божьих.

Таким образом, с 1653 года Англия подчиняется военной диктатуре, пришедшей к власти в результате государственного переворота. Противники диктатуры уничтожены, в государстве действуют чрезвычайные комиссии — суды, которые ранее ставились в упрек монархии свободными и гордыми англичанами. Пуританский уклад жизни торжествует. Закрываются театры и кабачки; отныне всякие развлечения в воскресенье запрещены. В Англии утверждаются те же порядки, которые были в Женеве при Кальвине. В этом вопросе Кромвелю была на кого оглядываться.

Поскольку Кромвелю необходимо было устроить новое правительство, он стал советоваться с офицерами по поводу вопроса, сколько членов должно быть в будущем государственном совете. Одни предлагали, что по образцу еврейского синедриона должно быть 70 человек, другие – что 13 по образцу 12 апостолов с Христом. Последнее мнение превозмогло, так что бы учрежден государственный совет из четырех юристов и восьми офицеров под председательством Кромвеля. Но реформатор побоялся оставить страну без парламента, поэтому велел составить списки людей, отличавшихся благочестием, т. е. самых сильных приверженцев нового порядка, и из них-то составился новый так называемый Малый парламент.

Однако новый парламент быстро разделился на различные партии, причем против индепендентов, чьи интересы выражал Кромвель, выступили анабаптисты. Тогда солдаты Кромвеля разогнали и Малый парламент. «Что вы тут делаете?» – спрашивали полковники, приведшие солдат, у членов парламента. «Мы ищем Господа», – отвечали те. «Лучше сделаете, – сказали на это военные, – если пойдете за этим в другое место, потому что уже прошло много лет, как Господь здесь не бывал». Таким образом рухнула идея создания «благочестивого» парламента, и страной начали управлять военные во главе с Кромвелем. Напомним, что в армии Кромвеля были простолюдины, не имевшие никакого образования, но убежденные кальвинисты, готовые сражаться за «интересы Бога на земле» без какой-либо платы.

После разгона парламента генерал Ламберт предложил новую конституцию, по которой Кромвель должен быть провозглашен протектором государства, который должен раз в три года созывать парламент. Протектор (это в роде современного военного министра; вспомним штатгальтера Морица Оранского в Голландии) имеет право объявлять войну и заключать мир, а законы, им изданные, имеют силу до тех пор, пока парламент не распорядится иначе.

Новоиспеченный протектор воспользовался своим правом и в 1645 году вынудил голландцев заключить мир, согласно которому они признали английский Навигационный акт, обязались заплатить Англии за военные издержки и выслать всех членов фамилии Стюарт из своих владений. После этого Кромвель начал войну с Испаниею, которая вовсе не ожидала нападения с этой стороны. Адмиралы Блэк и Пени были отправлены с флотом и войском для «нечаянного» овладения Гибралтаром, Кадиксом и Большими Антильскими островами, но сумели захватить только остров Ямайка.

Когда в сентябре 1654 года был созван парламент, то обнаружилось, что в нем оказалось очень мало приверженцев протектора. Высидев четыре заседания, Кромвель не выдержал и стал принуждать членов подписать обязательство быть верными лорду-протектору и не изменять установленного правительства. Ревностные республиканцы отказались подписать обязательство, и самый горячий из них, Гариссон, был арестован и заключен в крепость. Но и после этого Кромвель не смог сделать парламент покорным себе орудием: предложение Ламберта сделать протекторство наследственным в фамилии Кромвеля было отвергнуто двумястами голосов против шестидесяти. Тогда в начале 1655 года протектор распустил парламент за восемь дней до истечения законного пятимесячного срока.

Чтобы ограничить сопротивление в областях, Кромвель разделил Англию на одиннадцать военных округов, каждый под начальством генерал-майора, которому были подчинены инспекторы над графствами. Генерал-майорам принадлежало окончательное решение судебных дел; они были уполномочены исполнять все поручения протектора, а также наказывать противников существующего порядка отобранием имения.

Несмотря на эти меры, старый английский дух приверженности к упорство в законности, непоколебимая преданность к старым правам не могли быть сломлены военным деспотизмом. Как при Карле I, так и теперь появились люди, которые отказались платить подати, взимаемые протектором произвольно, т.е. без согласия парламента. Когда правительство подвергло штрафу двоих таких смельчаков, они пожаловались в суд, и тот повел дело в их пользу. В ответ Кромвель велел заключить адвокатов в крепость, а к судьям обратился с бранью: «Вы, такие сякие, не должны вмешиваться в мои дела. Я знаю очень хорошо, что все, что ни делаю, делаю для безопасности республики. Кто вас сделал судьями? У вас нет другого права судить людей, кроме того, которое дал вам я. Заботьтесь больше о том, что мне выгодно, и не позволяйте много болтать этим адвокатам».

17 сентября 1656 года Кромвель созывает второй парламент периода протектората. 120 из 460 депутатов высказываются за отмену системы округов и генерал — майоров. Этого оказалось достаточно для изгнания этих 120-ти из парламента. Остальные депутаты в основном заняли пассивную позицию, за исключением 50, которые демонстративно покинули зал заседаний. Итак, парламент превратился в послушную структуру, поскольку его покинули все депутаты, способные стать в оппозицию режиму. Впрочем, этот странный послушный парламент приобрел не менее странное для республиканского парламента название. Отныне он будет официально именоваться «Вторым парламентом его светлости».

Надеясь, что этот парламент провозгласит его наконец королем, Кромвель дал ход жалобам и различным выходкам против генерал-майоров, которые в начале следующего года должны были отказаться от своих должностей. Хотя предложение депутата Пака о восстановлении двух палат парламента и короля, которым должен был быть Кромвель, с большим трудом прошло в парламенте, все же офицеры, которые большею частью были республиканцами, подали парламенту прошение, в котором выступили против восстановления королевского достоинства. И даже близкие родственники Кромвеля были против принятия им короны, считая, что если он это сделает, то погубит себя и своих сторонников. Столкнувшись со столь сильным сопротивлением, Кромвель объявил парламенту, что никогда и не думал о короне.

Хотя Кромвель не получил королевского титула, его протекторские полномочия были усилены: протектору присягали как королю; он получил право назначить себе преемника; для содержания его двора была назначена ежегодная сумма; наконец, он получил право назначить членов другой палаты, так назвали восстановленную Верховную палату парламента. Однако в то же время было постановлено, что протектор не может исключать членов парламента и ставить стражу у парламентского здания, а также не может издавать законов между заседаниями парламента.

В январе 1658 года созван был новый парламент, в который вошло сто членов, прежде исключенных Кромвелем. Немедленно поднялся вопрос о незаконности новой палаты лордов, а также и прежней палаты депутатов, потому что она была неполна вследствие исключения ста членов. Это означало, что и все действия ее, включая усиление власти протектора, были незаконны. Большинство членов палаты обнаружило себя против правительства. Через месяц Кромвель насильственным образом закрыл палату. «Да судит Бог между мною и вами!» – сказал Кромвель ее членам при закрытии. Между тем англичане выражают все большее недовольство роскошным образом жизни их некоронованного короля, который проживает, как и Стюарты, в королевской резиденции, Уайтхолле или в замке Хэмптон-Корт.

В сентябре того же года Кромвель умер, назначив преемником себе своего сына Ричарда. Другой сын его, Генри, управлял Ирландиею. Режим лорда-протектора базировался только на личной власти, поэтому его сын Ричард, провозглашенный лордом-протектором, не смог долго удержаться на этом посту. С начала мая 1659 года английское общество, уставшее от пуританского давления и колеблющееся между анархией и монархией, созревает для реставрации Стюартов. Этим положением и сумеет воспользоваться Карл II. Кальвинистская диктатура закончила период своей безоговорочной власти над Британией. Она была хороша лишь для разрушения того, что сделал католицизм, но на большее ее просто не хватило.

Заключение
В настоящей статье мы попытались довести, что как кальвинизм, так и католицизм, имели единое преставление о возможности использования насилия против инакомыслящих, коренящееся в учении Августина. Впрочем, католики больше полагались на учение Августина о церкви, чем о его представлении о необходимости осуществления насильственных мер против инакомыслящих, что позаимствовали у этого святого католики. Так или иначе, но первые защищали при помощи насилия Церковь, а вторые — доктрину о всевластии Бога. При таком стечении обстоятельств враждебность между двумя этими христианскими конфессиями становилась неустранимой по идейным причинам.

Это значит, что если бы католики имели дело с протестантами арминианского богословия, этот конфликт, скорее всего, пресекся уже в самом своем начале. Как известно, арминиане уважительно относятся ко всей светской культуре, в которой, по их мнению, все равно действует Дух Божий, поскольку Бог любит всех людей. В кальвинистском же богословии Бог любит лишь некоторых, а потому такой подход ставит христианина в положение враждующего со всем «этим миром», не повинующимся Богу. Поэтому арминианство, в отличие от кальвинистского сепаратизма (когда он был слаб) или агрессивности (когда он был силен), всегда было открыто к светской культуре.

Кальвинизм считает неверующих людей своими и Божьими врагами, при условии, что им уже было проповедано Евангелие. Поскольку же Евангелие сегодня доступно всем цивилизованным странам, то в лице неверующих людей этих стран кальвинизм имеет только своих врагов. Таким образом, кальвинизм в современных условиях представляет собой конфликтующий фактор в жизни общества. Это христианское учение не содействует созданию мирных отношений между верующими и неверующими людьми в обществе и по своим действиям похоже на экстремистский ислам, поскольку стремится навязать всем свою волю. Если бы представителям ирландского католицизма и английского кальвинизма удалось избежать крайностей детерминисткого учения Аврелия Августина, которые воспринял Кальвин, то Ирландский конфликт скоро бы исчерпал себя и в этом регионе цивилизованного мира воцарился бы долгожданный мир.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s