Расцвет и падение первой в мире республики

Расцвет и падение первой в мире республики

Гололоб Г.А.

Введение
Всем известно, что первая в мире буржуазная революция произошла в Нидерландах (1568-1648) и связана она с национально-освободительным движением голландцев, направленным против испанского ига. Однако не только политической независимости и освобождения от феодальных пережитков тогда желали жители этой страны: они выступили также и против католических убеждений господствующего режима, поэтому религиозные вопросы в этой борьбе играли весьма важную роль.

Восьмидесятилетняя борьба за независимость окончилась избавлением от испанского господства и семь провинций организовались в одно государство, получившее название Объединенные Штаты Голландии. Ниже нам предстоит познакомиться не только с тем, как эта нация добились своей самостоятельности, но и как тяжело отвоеванную республику в этой стране свели на нет религиозные фанаты-кальвинисты. Мы узнаем также о том, что одной из движущих сил революции была смесь политических и религиозных усилий голландских кальвинистов, которые в самый решительный момент предали республиканские идеалы в угоду монархическим устремлениям Морица Оранского.

Первая в мире революция
Первая в мире буржуазная революция, начатая в Нидерландах (Голландии), пришлась она на годы 1566-1579. В те времена страной правил исповедующий католицизм король Филипп II, который ввел в нее инквизицию и совершал религиозные преследования. Такие действия правителя сильно волновали население, подстрекая его на организацию вооруженных конфликтов с испанскими солдатами. В 1566 году началось военное восстание — вспыхнула буржуазная революция в Нидерландах. Филипп II пытался остановить сопротивление народных бунтов жесткими методами, но это плохо помогало: восстания лишь набирали силу. Основные события буржуазной революции происходили в южных провинциях в 1566 и в 1576 годах, а также в северных провинциях в 1572 году, пока не была создана в 1579 году Утрехтская уния.

На основании Утрехтской унии произошло объединение пяти провинций — Голландии, Зеландии, Гердерланда, Утрехта и Фрисландии — в единое государство — Республику Соединенных провинций. Независимость от Испании явилась мощным импульсом для развития экономики новообразовавшейся страны, внешних ее сношений, культуры и науки, знаменовала победу нового, более прогрессивного капиталистического способа производства над старым и отживающим свой век феодальным. Правда, эта независимость имела характер де-факто, поскольку официальное признание республика получила лишь после подписания с Испанией в 1648 году Вестфальского мира.

Атмосфера в Нидерландах была напряжённой по трем причинам: в связи с восстанием лидеров кальвинистов, голода после неурожая в 1565 году и экономических трудностей в связи с Северной войной. В начале августа 1566 года монастырская церковь в Стеенворде во Фландрии (в настоящее время в Северной Франции) была разграблена под предводительством кальвинистского проповедника Себастьяна Матте. За этим инцидентом последовал ряд аналогичных беспорядков во Фландрии, и вскоре Нидерланды стали ареной массовых злодеяний кальвинистов, которые врывались в церкви и другие религиозные здания, оскверняли и разрушали статуи и изображения католических святых по всей стране. По словам кальвинистов, эти статуи и иконы представляли собой поклонение идолам. В ответ католики предприняли репрессии.

Испании мешало расправиться с повстанцами то, что она была вынуждена вести войну на разных фронтах одновременно. Борьба против Османской империи в Средиземном море ограничивала ее военную мощь, развернутую против мятежников в Нидерландах. Уже в 1566 году с помощью французской дипломатии (учитывая франко-османский альянс) лидер повстанцев, Вильгельм I Оранский, обратился с просьбой о поддержке к Османской империи. Османская империя предложила прямую военную помощь голландским кальвинистам. Сулейман даже утверждал, что считает себя религиозно близким протестантам, «так как они не поклоняются идолам, верят в единого Бога и воевали против папы и императора». Вскоре лозунгом гёзов (прозвище голландских дворян, данное им за их приверженность к кальвинизму) стал «Лучше турки, чем Папа». Они даже имели красное знамя с полумесяцем, напоминающее турецкое знамя.

Ричард Данн отмечает: «Наивысшего напряжения ситуация достигла в 1572 году – году Варфоломеевской ночи, когда восставшие решили захватить часть портов в провинциях Зеландии и Голландии. Этим морским бродягам пришлось преодолеть сопротивление местной оппозиции – католиков. Захватив территории, граничащие с Зейдер-Зе, восставшие получили место для своих укреплений. Испанцы более не пытались захватить Голландию и Зеландию – дамба могла быть открыта, и вся армия была бы смыта. Религиозные и политические беженцы с южных территорий Нидерландов переместились в бунтующий Зейдер-Зе, и кальвинизм обрел прочную основу. Это и было началом разделения Нидерландов на две части» (см. Данн Р.С. Эпоха религиозных войн. 1559-1689. М.: Центрполиграф, 2011). В 1581 году правительство Нидерландов сместило Филиппа II и провозгласило независимость Голландской республики.

Колониальная политика кальвинистской Голландии
Восстановив разрушенное войной хозяйство, молодая республика быстро превратилась в крупнейшую торговую, промышленную и колониальную державу. К середине XVII века, когда ещё почти во всей Европе господствовал феодальный строй, Нидерланды уже представляли собой образцовую капиталистическую страну. Нидерланды, флот которых в то время вдвое превышал флоты Англии и Франции, вместе взятые, активно включились не только в поиски новых торговых путей, но и в ожесточённую борьбу за колониальный раздел мира. Колониальные захваты Нидерландов, составлявшие основу так называемого первоначального накопления капиталов, покоились на грубейшем насилии, прямом грабеже и порабощении местного населения колоний.

Колониальные захваты голландцев осуществлялись Ост-Индской компанией, образованной в 1602 году. Эта компания пользовалась монополией торговли от мыса Доброй Надежды до мыса Горн, обладала правом объявления войны и заключения мира, могла строить города и крепости, чеканить монету, производить гражданский и уголовный суд, назначать чиновников, заключать договоры с туземными властями — и все это от имени Генеральных Штатов Голландии. Это было некоего рода государство внутри государства.

Через Ост-Индскую компанию голландцы проникают в Индию, на Цейлон, в Китай, Японию, Южную Африку, однако наиболее ценным их приобретением явилась Индонезия, у берегов которой первое судно голландцев появилось в июне 1596 года. В 1622 году Нидерландская Вест-Индская компания захватила колонию в Северной Америке с центром в Новом Амстердаме (ныне — Нью-Йорк), перешедшую затем к англичанам, Антильские острова, Суринам и (на непродолжительное время) Бразилию. Главная цель Вест-Индской компании заключалась не в колонизации и торговле, а в захвате испанских и португальских судов (т.н. каперство).

Историк А.В. Бусыгин отмечает: «Довольно прибыльным занятием явилась и работорговля, в которой голландцы были пионерами. За рабов они получали золото, а также соль для засолки сельдей, что было для них еще важнее. Колониальная экспансия Нидерландов, продолжавшаяся в течение всего XVII века и способствовавшая накоплению огромных капиталов, имела большое значение для ускоренного экономического подъема страны. Быстро развиваются промышленность, судоходство, рыболовство, внешняя торговля. Амстердам превращается в центр и посредника мировой торговли и валютно-кредитных операций. В страну потекли огромные суммы денег, несущие на себе следы крови и запах пота миллионов и миллионов людей, живущих в обширной колониальной империи» (Бусыгин А.В. Нидерланды. М.: Мысль, 1986, с. 35).

Кальвинизм как идейная основа капитализма
Идейной основой как высокомерного отношения к другим народам, так и стремления к обогащению было кальвинистское богословие с его принуждающей благодатью. «Избранный призван властвовать», – вот чем руководствовались голландские кальвинисты, отвергая как католическое богословие, так и собственное инакомыслие. Это хорошо объясняет то, что летом 1566 года сотни католических церквей в Северной Голландии были разграблены кальвинистами. Кроме того, кальвинист – это всегда деловой человек, поскольку к этому его побуждает необходимость доказать себе и другим свою богоизбранность. Хочешь — не хочешь, а трудиться ты обязан, иначе ты не будешь успешным бизнесменом. Поэтому Макс Вебер был прав, признав кальвинизм идейной основой промышленного развития и капиталистической системы производства товаров.

Как известно, организация крупного фабричного производства требовала накопления значительного капитала, что обеспечивалось кальвинистским представлением о необходимости ограничения сферы потребления товаров и услуг. Таким образом, именно кальвинизм оказал большое воздействие на развитие буржуазных отношений, как говорил Р.Х. Тауней: «Кальвин сделал для буржуа в XVI веке то, что Маркс сделал для пролетариата в XIX». Ричард С. Данн отмечал: «Филантропы до Реформации отдавали 53 процента дохода церкви (часть – чтобы достойно похоронить священников) и только 15 процентов на нужды бедных, больницы и т. п. А филантропы начала XVII в. давали 12 процентов церкви и 55 оставляли бедным. Статистики любят эти показатели, иллюстрирующие связь между предприимчивостью в торговле и религиозным рвением в XVII в.» (см. Данн Р.С. Эпоха религиозных войн. 1559-1689. М.: Центрполиграф, 2011; цит. по: http://historylib.org/historybooks/Richard-S—Dann_Epokha-religioznykh-voyn—1559-1689/26).

И, действительно, мнению Вебера есть весомые доказательства. Так, наиболее предприимчивые дельцы вышли из кальвинистской Голландии и наиболее высокий индустриальный рост пришелся на протестантскую Англию. И даже кальвинисты-гугеноты добились больших успехов среди делового сообщества католической Франции. И, напротив, католические Италия, Португалия, Фландрия, выдающиеся промышленные центры до 1559 года, к 1689 году пришли в сильный упадок, а Испания, самая сильная католическая страна того времени, оказалась в экономическом кризисе.

Таким образом, голландские кальвинисты первыми показали, на что способен капитализм. «Издавна известна практичность голландцев. Именно эта черта их характера помогла стране пройти через многие испытания. Она же руководила Питером Минейтом, когда более 300 лет назад он купил у индейцев Америки остров в обмен на товары общей стоимостью 60 гульденов. Этот остров известен ныне всем как Манхэттен, центр нынешнего Нью-Йорка» (см. Бусыгин А.В. Нидерланды. М.: Мысль, 1986, с. 55). Мы бы сказали, что это не практичность, а сообразительность и напористость в присвоении чужого любой ценой. И здесь снова-таки им нельзя было обойтись без кальвинистской теологии.

Голландия под руководством Морица Оранского
Ведущей фигурой этого времени стал принц Мориц Оранский (1567-1625). Его отец Вильгельм I Оранский по прозвищу Молчаливый руководил первым, хотя и неудачным, восстанием нидерландцев против испанского владычества и засилья католической инквизиции. Он был признан Объединенными Штатами Голландии и Зеландии статхаудером (наместником), получив диктаторские полномочия, однако в 1584 году был убит подосланным испанцами убийцей. Вместо него эту должность занял его юный, но предприимчивый сын.

Принц Мориц получил в наследство обширные земельные владения, среди которых было и княжество Оранж во Франции. В силу наследственных традиций он становился статхаудером Объединенных провинций Нидерландов, среди которых значились Голландия, Зеландия, Западная Фрисландия и ряд других. Борясь с ненавистным ему испанским католичеством, Мориц последовало по стопам своего отца, стараясь привлечь на свою сторону полупротестантскую Британию и полукатолическую Францию. В 1589 году королем Франции стал Генрих Наварский, исповедовавший протестантизм. В его лице Мориц нашел надежного союзника в своей борьбе с испанскими католиками.

Должность статхаудера давала Морицу Оранскому диктаторские возможности в управлении объединенными провинциями, но помимо этого принц получил также и должность военного министра, имеющего звания генерал-капитана и генерал-адмирала. Официально главнокомандующим вооруженными силами республики принц Мориц Оранский стал в 1590 году. Кровно заинтересованный в усилении экономической и военной мощи своей страны, молодой статхаудер провел ряд коренных реформ в армии. В этом же году Мориц основал первую в мире военную академию, где подготовил себе первоклассные военные кадры. Впервые в Европе Мориц перешел от наемной армии к постоянной. Ежедневная муштра позволяла держать солдат боеспособными даже в мирное время. Для этого Мориц не желал ни средств, ни сил: жалование солдатам выдавалось регулярно раз в десять дней. Промышленный потенциал быстро развивающейся страны позволял себе такую роскошь.

Принц Мориц Оранский сумел создать в короткие сроки первоклассную по тому времени наемную армию. В мирное время она состояла примерно из 30 тысяч пехотинцев и 3 тысяч кавалеристов. Под командованием Морица была почти 20-тысячная армия. В сражении при Ньюпорте в 1600 году королевская армия потеряла 4 тысячи человек убитыми и одну тысячу человек ранеными. Потери победителей составили 2,5 тысячи человек. После Ньюпортской битвы испанцы потерпели в Нидерландах еще ряд поражений на суше и на море.

В итоге в 1609 году король Испании был вынужден заключить с Республикой Соединенных провинций перемирие на 12 лет. То есть он фактически признал независимость своего европейского владения. Однако Южные Нидерланды (современная Бельгия) оставались под испанским правлением. В 1621 году статхаудер Мориц Оранский не пожелал продлить перемирие с Испанией и начал боевые действия, однако на этот раз он не одержал никаких побед. Скончался великий полководец Нидерландов в 1625 году в городе Гааге от болезни печени, находясь в расцвете сил.

Вмешательство политики в религиозный спор
Во время перемирия в нидерландском лагере возникли две фракции, разнонаправленные политически и религиозно. На одной стороне были приверженцы богослова Якоба Арминия, к числу которых относились такие видные сторонники, как Йохан ван Олденбарневелт (Барневелт) и Гуго Гроций. Арминиане относились к протестантскому течению ремонстрантов и являлись, как правило, зажиточными торговцами, которые считали, что Нидерланды должны быть республикой. Они оппонировали более радикальным гомарианам (сторонникам Франциска Гомара), которые в 1610 году открыто провозгласили свою верность принцу Морицу, движимому монархическими настроениями. В чем же была надобность такого шага? Таким путем кальвинисты хотели расправиться со своими идейными оппонентами, арминианами. И сделать это им, как мы скоро увидим, вполне удалось.
Но прежде нам следует сказать несколько слов об Арминии. Якоб Арминий родился в 1559 году в городе Аудеватере. Его отец умер вскоре после его рождения. Кроме того, в бойне 1575 года в Аудеватере, устроенной испанцами, мальчик потерял мать, сестру и старших братьев. Арминий избежал такой же участи, потому что в это время он учился в Марбурге. В 1582 году Арминий поступил в Лейденский университет, затем – в Женевский университет, которым руководил Теодор Беза. Кроме Женевы Арминий также учился в Базеле, Цюрихе и Падуе до того, как вернулся в Амстердам в 1587 году. В следующем году он был рукоположен на служение проповедника или пастора.

В 1590 году христианский гуманист Дирк Фолкерч Коорнхерт подверг критике супралапсарианскую доктрину Безы о двойном предопределении (супралапсарианство означает, что Бог решил вопрос спасения всех людей до их грехопадения в Адаме), прежде всего, с тем возражением, что она служит основанием для предположения, что Бог несправедлив. Два служителя из города Дельфт, выступили в защиту инфралапсарианской доктрины о предопределении («инфралапсарианство» означает, что Божье предопределение по отношению к человеку совершилось после грехопадения). Арминий согласился с критикой взглядов Безы, выдвинутой Коорнхертом, и отверг альтернативную доктрину. По его мнению, инфралапсарианство также не было удовлетворительным решением проблемы, поскольку делало Бога, если и не активным, то пассивным источником зла и греха в мире. По мнению Арминия, Библейский Бог не мог оставить все человечество в столь безвыходном положении, которое было причинено грехопадением Адама.

Арминий был убежден, что Божий Промысел лишь предвидел факт грехопадения людей, но не причинил его. Оно определило для их спасения одно средство — искупительный подвиг Иисуса Христа на Голгофе и один способ – веру в спасительное значение Его Голгофской Смерти. Да и в последующее время Божья благодать не имеет принудительного действия, поскольку универсальна. Это означало, что Бог избирает к спасению не просто грешников, а только верующих из них. Бог не мог лишить кого-либо Своей подготовительной благодати, чтобы таким образом обречь его на погибель. Поэтому Бог не просто требует от всех людей веры, но и помогает ее проявить. В этом было основное различие его богословских убеждений с теологией Кальвина, Беза и Гомара.

Конечно, Арминий признавал духовную неспособность свободной воли каждого человека произвести спасительную веру самостоятельно, но он считал, что эта неспособность преодолевается универсальной благодатью Бога. И здесь нет никакого противоречия, на которое ему указывали его оппоненты. Да, способность уверовать всецело зависит от Божественной благодати, однако последняя даруется абсолютно всем людям. А вот когда эта способность восстановлена, тогда человек сам решает — последовать ли ему за Христом или же отвергнут эту возможность. Таким образом, греховность человека не была помехой для получения им спасения, поскольку Божья милость предоставляла всем таким людям способность уверовать в Божий путь спасения и покаяться в своих грехах. Поскольку Бог никому не отказывает в Своей любви, зависимость вопроса спасения от Божественной благодати не является принудительной.

До объявленного перемирия сам Арминий не дожил, но в 1610 году его последователи выразили свой протест против господствовавшего тогда в Генеральных Штатах Голландии кальвинизма. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона описывает дальнейшую судьбу учения великого голландского богослова: «По смерти Арминия во главе партии стал Иоганн Уйтенбохарт, бывший с 1588 года пастором в Гааге. Им составлена т. н. Ремонстрация (Remonstrantia) (14 января 1610 года), подписанная 46 духовными лицами и представленная Генеральным штатам Голландии и Западной Фрисландии. По имени изложения этого вероучения арминиане получили название ремонстрантов. Оно заключается в следующих пяти статьях:

1) Бог от века предопределил всех верующих к блаженству и всех неверующих к погибели;
2) Христос умер крестною смертью в искупление всех людей, но действительно искуплены будут лишь верующие.
3) Веру, дарующую блаженство, человек не может получить собственною силою, но получает ее лишь в том случае, когда Бог в лице Христа действует на него Духом Святым;
4) Без Божьей власти человек не может желать добра или творить добро; противиться же благодати во власти человека.
5) Верующие при помощи Святого Духа могут побороть зло, но теряют ли они божественную благодать собственным небрежением, это еще требует ближайшего исследования на основании Священного Писания» (см. статью «Арминиане» в https://ru.wikisource.org/wiki).

Дальнейшие события описаны там же следующим образом: «11 марта 1611 года противники, со своей стороны, представили опровержение (Contraremonstrantia, отсюда контрремонстранты), в котором самым безусловным образом высказались за предопределение к блаженству или погибели. Штаты приказали обеим партиям жить в мире, а вследствие неоднократных последовавших за тем споров и столкновений обнародовали в январе 1614 года следующий эдикт: «Надлежит терпеть всякого, исповедующего, что спасение наше исходит лишь от Бога». Контрремонстранты же объявили, что терпимость по отношению к их противникам есть отпадение от Реформации, и повсюду возбуждали волнения. Когда они оказывались в большинстве, то силою изгоняли ремонстрантов из церкви; когда же были в меньшинстве, то сами удалялись. Так шли дела среди различных волнений, пока не были заключены в тюрьму Ольденбарневельт и Гуго Гроций, а вместе с тем и пала республика 20 августа 1618 года» (там же).

В 1617 году произошла эскалация конфликта, когда республиканцы (ремонстранты) провели «Резолюцию», позволяющую городам принять меры в отношении гомариан. Но здесь в дело вмешался Мориц Оранский. Он совершенно беспочвенно обвинил Олденбарневелта в государственной измене и посадил его в тюрьму. Этот лидер арминиан был казнен сразу после завершения работы Дортского Синода в 1619 году. Второй его узник – известный юрист, Гуго Гроций, был вынужден покинуть страну после побега из заключения в замке Лёвенстейн. Лишив арминиан их признанных лидеров, Мориц объявил о созыве Дортского синода.
О состоявшемся в 1618-1619 годах Дортском Синоде авторы выше цитируемого Словаря пишут следующее: «Кроме нидерландцев (18 делегатов от Генеральных штатов и 56 от церкви), все иностранные реформатские церкви, за исключением Франции, Ангальта и Бранденбурга, были представлены в лице 28 делегатов. Под председательством запальчивого лейварденского пастора Иоанна Бохермана собор вовсе не имел в виду соглашения различных воззрений. Единственною задачею его было осуждение арминиан» (там же).

Разумеется, о непредвзятости процедуры проведения такого синода не могло быть и речи: «Уже с самого начала исключено было трое ремонстрантских делегатов, избранных громадным большинством на провинциальном соборе в Утрехте. Вместо них приглашено было 13 ремонстрантских проповедников для того, чтобы они высказались по поводу пяти пунктов; однако им было дозволено лишь отвечать на поставленные им вопросы, а не выражать свое мнение в свободных речах. После неоднократно заявленных ими протестов против такого подчиненного положения их, как слишком беспокойных, исключили из Собора 14 января 1619 года. Собор затем уже сам формулировал отвергаемое им лжеучение и противопоставил ему в строгой форме выраженное учение ортодоксальной церкви. Это и составляет содержание т.н. Canones et decreta Synodi Dortraceaae» (там же). Комментарии здесь, как говорится в таких случаях, излишни.

Современные дебаты о кальвинизме и арминианстве
Кальвинисты сегодня продолжают возражать против арминиан тем, что грехопадение должно было уничтожить способность человека верить, однако в действительности первые люди согрешили лишь против Божьей справедливости, но не против Его любви, которой они еще тогда не знали, а этого было явно недостаточно для окончательного решения их судьбы, ведь дело спасения Бог совершил не Своей справедливостью, а Своей любовью. Поэтому Бог был обязан проявить Свою любовь к грешнику вопреки Своей справедливости, а значит каждый грешник обладал ее частицей для того, чтобы быть в состоянии поверить в Божье решение проблемы человеческого греха. Другой проблемой кальвинистов является мнение о том, что Божью святость невозможно понять человеческим умом, однако такой взгляд, по мнению Арминия, отрицает сам авторитет Божественного Откровения.

Арминианское представление о спасении понятно и безупречно, однако кальвинисты часто выдают за него то мнение, которое сами арминиане отрицают, а именно: будто человеческая воля является совершенно неподвластной даже самому человеку. Это свое возражение они основывают на ложной посылке, будто такой же произвольной (суверенной) должна быть и воля Божья. В действительности, ни воля Бога, ни воля человека не являются абсолютно произвольными, иначе ими нельзя было бы управлять. Поэтому это последнее возражение арминианскому учению само не выдерживает критики: как Бог, так и человек имеют управляемую волю, а значит и ответственность за несовершенные ими намерения и совершенные ими поступки.

Арминианское учение сегодня продолжает завоевывать все новые и новые позиции, проникая в традиционно кальвинистские церкви, например, пресвитерианскую или в такое учение, как дарбизм или диспенсационализм. Например, Чарльз Генри Макинтош писал о кальвинистах следующее: «Многие, в том числе и мыслящие люди, приспосабливают Евангелие к своему уровню восприятия и проповедуют странные вещи. Они говорят: человек не может уверовать, если Бог не дает ему силы для этого, и человек никогда не будет наделен этой силой, если не будет одним из избранных. Но тогда по какому критерию Бог избирает? Эта ограниченная теология следует по неверному пути. Она представляет человека или фатально обреченным, или фатально спасенным, полностью исключает ответственность человека и, в конечном итоге делает Бога ответственным за то, что некоторые из нас не имеют в своем сердце спасительной веры. Я не могу воспринимать подобные утверждения иначе, как прямое оскорбление Святого Имени Бога… Не все подвластно человеку, но за состояние своей души он сам несет ответственность, и об этом ясно говорит Слово Бога. Богу все возможно, и Он Сам совершает великое дело спасения человека, но быть ли ему верующим и обрести спасение посредством этого — такой вопрос каждый человек по своей воле решает в глубине сердца».

И даже такой известный баптистский проповедник, как Чарльз Сперджен, был вынужден во многих вопросах признать истинность арминианского учения. В частности он отстаивает необходимость проявления человеческой инициативы в деле принятия дара спасения, иронизируя над кальвинистским мнением о том, что доверие Богу лишает какой-либо инициативы со стороны человека: «Ортодоксальный слуга, получив приказ наполнить сосуды водой, отвечает: «Господь, я полностью уверен, что Ты и без воды можешь сделать вино для этих людей. Я не хочу вмешиваться в дело Божье. Я уверен, что Ты не нуждаешься в нашей помощи. Ты можешь без нашего содействия наполнить сосуды вином, и мы не хотим отнимать у Тебя этой чести. Как только вино будет готово, мы будем пить и прославлять Твое имя. А до тех пор мы просим Тебя извинить нас. Сосуды очень тяжелые, и вообще это очень много работы — наполнять эти сосуды» (Сперджен Ч. По слову Твоему, с. 113). Как видим, кальвинистское безусловное доверие Богу ведет к «ничего не деланию» в духовных вопросах и в этом состоит основной вред от этого учения.

Заключение
Мы рассмотрели идейные причины возникновения не только первой буржуазной революции и первой буржуазной республики, но и всей системы капиталистических отношений. Результаты нашего исследования побуждают нас признать особую роль, которую играл здесь кальвинизм как учение об абсолютном предопределении. Мы попытались показать, что кальвинистское увлечение делопроизводством и стремление быть успешным скрывает за собой ложное мнение о том, что Бог просто обязан достигать Своих целей в этом мире лишь путем откровенного принуждения. Такой образ Бога определяет и все поведение кальвинистов: их колониальные претензии, их сепаративный подход к обществу, их желание быть успешными, их стремление навязать другим свое мнение и т.п. И обзор основных событий Нидерландской революции вполне соответствуют такому выводу.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s