Почему я против смертной казни

Почему я против смертной казни

Николай Кофырин

Источник: http://strannik1990.livejournal.com/21883.html

Я долгое время занимался изучением причин преступности и отклоняющегося поведения молодёжи, и потому хотел бы высказаться, почему я против смертной казни. Недавно Конституционный суд Российской Федерации приступил к рассмотрению вопроса о возможности применения смертной казни в нашей стране. Некоторые из судей Конституционного суда РФ были моими преподавателями, когда я учился на юридическом факультете Ленинградского университета. Могу предположить, как решит Конституционный суд, поскольку статья Конституции о праве гражданина на жизнь приходит в противоречие с правом государства лишать жизни.

Смертная казнь отменена в 89 странах мира. В 10 странах она сохраняется за особо тяжкие преступления. В 30 странах смертная казнь де-юре существует, но практически не приводится в исполнение. Россия подписала (хотя и не ратифицировала) Протокол №6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещающих смертную казнь.

В РФ в 2008г. зарегистрировано 3,2 млн. преступлений. Об этом на коллегии МВД России заявил президент страны Дмитрий Медведев. Более 100 тыс. преступлений было совершено несовершеннолетними или при их участии. Президент также сообщил, что, по оценкам МВД, в настоящее время 760 тыс. детей в России живут в социально-опасных условиях, а в 2008 году свыше 120 тыс. детей пострадали от преступных деяний.

Дискуссии о необходимости отмены или введения смертной казни возникают в обществе периодически, и свидетельствуют о смягчении или ужесточении нравов.
Если мы ратуем за введение смертной казни, то тем самым признаём, что недостаточно цивилизованы, как европейские нации, и кроме угрозы смертью никак не можем решить свои проблемы.

Главный аргумент сторонников смертной казни состоит в том, что страх смерти будто бы удержит злодея от совершения преступления. Ничего подобного! Опыт разных стран свидетельствует, что страх смертной казни не снижает уровень преступности. Если мужу, решившему убить свою жену за измену, она скажет, что его ждёт за это расстрел, угрозы его не остановят. Также угроза смерти не остановит человека, решившего отомстить преступнику за убийство близкого человека!

Это самый сложный вопрос – о соразмерности наказания и преступления. Можно ввести смертную казнь хоть за все преступления, количество их не уменьшиться! Смертная казнь не уменьшает преступность, – это научно обоснованный ФАКТ! Проблема не в преступниках, а в том, что их порождает. Конечно, нужно ловить и сажать преступивших закон, но гораздо эффективнее заниматься предотвращением преступлений. Правильнее бороться не с последствиями, а с причинами преступности – не «косить сорняки», а выкорчёвывать «корни»!

Да, есть маньяки, серийные убийцы, педофилы, которых страх смертной казни не отвращает от совершения своих гнусных действий. Многие из них патологически больны, а многие неизлечимы, как, например, клептоманы. Некоторые педофилы сами выбирают химическую кастрацию, поскольку не в силах справиться с пагубным влечением. Встаёт вопрос: должно ли общество убивать неизлечимо больных людей, представляющих опасность для окружающих? И хотя речь идёт о преступниках, неизлечимо больными являются и заражённые вирусом СПИД. Психически больных преступников признают невменяемыми, и не казнят.

ПРЕСТУПНИК ДОЛЖЕН СИДЕТЬ В ТЮРЬМЕ! Но сажать малолетних преступников в тюрьму, значит превращать их в преступников профессиональных! И наркоманов сажать бесполезно, – их надо лечить и устранять причины употребления наркотиков. Я ни в коем случае не защищаю педофилов, маньяков, насильников и убийц. Но как криминолог (специалист по изучению преступности), я хочу понять причины, по которым эти люди стали преступниками.

В своём романе-быль «Странник» я по доступным материалам попытался представить мотивы поведения такого известного маньяка как Чикатило. Оказывается, он по-своему боролся с преступностью, убивая женщин «легкого поведения». Этакий российский Джек-потрошитель.

Согласно опросам общественного мнения, три четверти (74%) россиян полагают вынесение смертных приговоров преступникам в принципе допустимым — в противовес 15% респондентов, считающих такую меру наказания недопустимой. Если общество демократическое, то власть вроде бы должна выполнять волю большинства. Но вспомним, как послушное большинство требовало безжалостно расстреливать «врагов народа». И сколько было расстреляно невиновных!..

Лично для меня главным аргументом в споре о целесообразности введения смертной казни является судебная ошибка – когда людей осуждали за преступление, которое они не совершали, а потом выяснялось, что расстреливали невиновных людей. Сколько у нас в России невинно убиенных?! – не сосчитать! Россия подписала меморандум о запрете на смертную казнь. И если она его отменит, то будет вынуждена выйти из Совета Европы, в которой этот запрет действует. «Европа нам не указ!», – считают некоторые мои читатели. – «Учимся у китайцев, чтобы семье выставлять полную стоимость счета за патроны и услуги расстрела. Вот тогда и посмотрим, будет порядок или нет».

Другое мнение: «Я не доверяю нашему государству настолько, чтобы позволить ему распоряжаться жизнью людей. Тем более что исторический опыт подобной внутренней политики уже есть». Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Олег Нилов предлагает ввести что-то среднее между смертной казнью и пожизненным заключением. «Например, вспомнить о существовании в дореволюционной России каторге, условия которой будут настолько суровы, что серийные убийцы и маньяки пожалеют о том, что их не казнили. Или – совершивших особо тяжкие преступления людей можно направлять на работы, которые, скажем прямо, быстро сокращают жизнь, и которые сейчас вынуждены выполнять люди по долгу своей службы. Например, ликвидация очагов химического или радиационного заражения».

Лев Толстой был категорическим противником смертной казни. Наверное, я неисправимый гуманист и толстовец, но руководствуюсь «золотым правилом нравственности» (которому почти пять тысяч лет!): «чего себе не желаешь, того и другим не делай; как хочешь, чтобы с тобой поступали, так и с другими поступай».

Некоторые мои читатели возражают: «Как можно оставить жизнь нелюдям? Жёсткие меры помогали раньше. Человек должен осознавать, что есть возмездие. Общество пока не готово возлюбить ближнего». Другие считают: «Непротивление злу насилием! Какие прекрасные слова, но это только пустые слова прекраснодушного графа. Образно говоря, над ним не капало. Если угрожают мне или моей семье, я использую все доступные мне средства чтобы ликвидировать угрозу быстро и навсегда. Надо будет пришибить для этого – пришибу».

Я могу понять людей, чьи близкие люди (дети) стали жертвами маньяков. Но если мы будем убивать маньяков, как убивают они, то чем мы лучше? Да, общество должно избавляться от опасных типов, представляющих угрозу обществу, но не убивать. Ещё недавно бродячих собак убивали без жалости. Теперь лечат и устраивают приёмники. А разве люди хуже собак?

Надо признать, что некоторые представители рода человеческого понимают, прежде всего, кнут. Они смеются, если им подставляют «другую щёку» – они бьют по ней с ещё большей силой. В ответ на любовь Иисуса, люди Его распяли. А ведь Он ничего не сделал плохого. Но по меркам иудеев Он совершил «страшное преступление», объявив Себя Сыном Бога. И с Ним расправились как с конкурентом, приговорив к смерти на кресте.

Бесспорно, с введением смертной казни общество ожесточится ещё более. И если мы хотим двигаться к миру в любви, то смертной казни нет места. Смертная казнь это не наказание (потому что наказание предполагает исправление), это узаконенное убийство. Если человека казнят, то исправить уже ничего будет нельзя. Смертная казнь – это «высшая мера социальной защиты» (как говаривали во времена революционного террора).

Я понимаю, что есть неисправимые преступники (рецидивисты). Но ведь убивая их, мы им уподобляемся. И если государству можно убивать, то почему гражданину нельзя?
Почему Раскольников, убивший зловредную старуху, должен умирать на каторге, а Наполеон, погубивший тысячи жизней, прославляется как национальный герой?!

В древние времена, как известно, руководствовались законом талиона: «око за око, зуб за зуб». Если кто-то привлекал к суду и требовал обвиняемому смертной казни, а в суде выяснялось¸ что обвинение ложное, то привлекающий к суду получал то, что сам требовал для обвиняемого, то есть казнили его, если он требовал смертной казни. Разве это не справедливо?!

Моя сокурсница, работающая судьёй по уголовным делам, однажды поделилась:
— Слушалось у меня недавно дело об изнасиловании. Абсолютно ясно, что преступник виновен, а доказательств нет, свидетели все запуганы. Что делать? Пришлось отпускать. И как только я зачитала оправдательный приговор, мать потерпевшей выхватила пистолет и выстрелила в подсудимого, а потом всё кричала «по справедливости!»
— Значит, в ряде случаев закон бессилен?
— Да, нынешний закон несовершенен. Но бывало и такое: расстреляли человека, а потом выяснилось, что он не виновен, преступление не он совершил.

Убийцами не рождаются, ими становятся! И виновато в этом общество! Источник зла не в природе людей, а в дезорганизации общества. Поставьте человека в нечеловеческие условия, и он нарушит любые запреты. Если не платить людям зарплату, они начнут воровать, и ничто их не остановит. Надо не убивать преступников, а заниматься предотвращением преступлений, искоренять причины преступности.

Многочисленные психологические эксперименты доказывают, что при определённых условиях каждый человек может стать злодеем и преступником. Знаменитый эксперимент «Стэнфордская тюрьма», проведённый в 1971 году американским психологом Филиппом Зимбардо, доказал, что жёсткие социальные роли заключённых и тюремщиков могут превратить совершенно нормальных людей в садистов и палачей. 24 добровольца разделили на тюремщиков и заключённых, которые должны были выполнять свои роли. Через 6 дней Зимбардо прекратил свой рассчитанный на две недели эксперимент, потому что ситуация вышла из-под контроля – «тюремщики» немотивированно жестоко избивали своих ещё недавних друзей-студентов, которые будучи в роли «заключенных» нарушали правила тюремного распорядка.

«Преступники – жертвы этого общественного устройства, – написал один из моих читателей. – При помощи средств массовой информации учат лгать, убивать, воровать… Постепенно вытесняются свойства человеческой натуры, заложенные природой, заменяются придуманными, преступными. Общество болеет смертельными болезнями социального характера, и лечить его некому. А репрессии приносят еще больше бед».

Все знают, как работает наша милиция. И такой инструмент, как смертная казнь, является огромным козырем в деле раскрытия преступлений, даже если преступления не было. Особенно сейчас, после введения «сделки с правосудием». В недавнем видеообращении майор милиции сознался, что за присвоенное звание согласился привлечь невиновного к ответственности.

У меня был опыт, когда и мне пытались «сшить дело», обвинив в том, чего я не совершал. Я описал это в своём романе-быль «Странник»:

— Я следователь по вашему делу, — сказал милиционер, держа в руках исписанные листы бумаги. — У меня нет возможности вникать в детали; есть гораздо более важные дела. Мне поручили, и я должен принять меры. Такова уж моя работа. Иначе начальство спросит, что я сделал. Раз есть заявление, я должен принять меры. А если не приму мер, начальство сделает вывод, что я плохо работаю.
— А как же справедливость? Совесть у вас есть?
— Послушайте, — оборвал милиционер. — Не надо проповедей. Я просто делаю свою работу.
— Но действуете незаконно! Вы незаконно меня задержали, разве не так?
— Если строго по закону работать, ни одного преступника не посадишь. Никто не хочет по совести, пока силой не заставишь.
— Но послушайте, ведь это противоречит здравому смыслу!
— У нас есть закон и мы вынуждены руководствоваться им, даже если он не во всём отвечает требованиям здравого смысла. В таких случаях действуем, как требует необходимость. Формально по закону вы правы. Но не могу же я вас просто взять и отпустить.
— Но у вас нет свидетелей!
— Сколько надо будет свидетелей, столько и найдём. — Улыбка следователя становилась всё наглее. — Бороться с системой бесполезно. С правоохранительными органами нужно сотрудничать. Мы вас если не так, то иначе, но всё равно посадим, если захотим».

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s