ПОЧЕМУ МЫ БОИМСЯ НЕПРОТИВЛЕНИЯ

ПОЧЕМУ МЫ БОИМСЯ НЕПРОТИВЛЕНИЯ

Майкл Идальго

http://michael-hidalgo.com/blog/2015/12/why-we-are-scared-of-nonviolence/

Перевод с англ.: Геннадий Гололоб

Существует нечто, что пугает и раздражает многих христиан даже больше, чем угроза насилия … Это — непротивление. После того, как Джерри Фалуэлл-младший призвал студентов Университета Либерти применить для борьбы с мусульманами скрытое оружие, Шейн Клэйборн написал продуманную статью, защищающую ненасильственный ответ (читайте здесь: http://religionnews.com/2015/12/05/jerry-falwell-jr-is-wrong-to-encourage-concealed-weapons-to-end-those-muslims/). Я опубликовал эту статью в минувшие выходные и получил множество гневных отзывов от людей, советующих мне сожалеть о том, насколько я ошибаюсь.

Здесь нет ничего нового. Каждый раз, когда я пишу или говорю о непротивлении, меня быстро встречает контраргументы со стороны христиан, которые выступают за насилие. Они утверждают, что у нас есть право защищаться. Если кто-либо придет за ними или теми, кого они любят, они, как мне говорят, «вынесут их». Предполагается, что если мы убиваем кого-то, пытающегося убить нас, тогда это правильно.

Беда в этом аргументе, хотя он и имеет смысл для многих, заключается в том, что он движется впереди исторической Церкви — не говоря уже о самой Библии. Если кто-либо и имел возможность носить спрятанное оружие, то это была церковь первого века. Первые христиане жили в постоянной опасности, так как римляне считали их мятежниками, потому что они не проявляли своей лояльности к кесарю и империи. Рим терроризировал христиан посредством арестов, заключения в тюрьму, распятия, бросания на корм диким животным, убийства мечом и сжигания их на кострах до смерти.

Многие сегодня выступают за то, что они должны были сопротивляться. Как ни странно, но они этого не делали. Святой Иустин Мученик сказал: «… Мы, которые ранее были исполнены враждой, убийствами и нечестием, каждый поменял свое военное оружие — наши мечи — на орала и переделал наши копья на плуги. Теперь мы практикуем праведность, благородство, веру и надежду, которые мы имеем от Самого Отца через Того, Кто был распят».

Перед лицом неминуемой угрозы они решили отказаться от того, что могло бы обеспечить их безопасность. И дело не в том, что они не знали угрозы насилия и смерти. В другом месте, святой Иустин сказал: «… Чтобы не лгать и не обманывать наших судей, мы умираем охотно, исповедуя Христа». Многие ранние христиане всячески стремились к миру и добровольно отдали за это свою жизнь.

Это видно из указания Павла к церкви в Риме продолжать исповедовать идеал мира. Он писал: «Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте… Никому не воздавайте злом за зло, но пекитесь о добром перед всеми человеками. Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: «Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь». Итак, если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберешь ему на голову горящие уголья. Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим.12:14, 17-21).

Интересно, сколько людей хотели сказать Павлу: «Ты говоришь серьезно? Ты ожидаешь того, что мы будем сидеть, сложа руки, и позволим римлянам продолжать убивать нас? Нам нужно сражаться!» Но Павел не позволил им сражаться. Мало того, он явно выступил в защиту непротивления — даже в случаях самообороны.

Многие христиане сегодня предпочитают игнорировать этот отрывок Писания, не так ли? Например, многие христиане требуют относиться к словам Библии буквально и серьезно, но до сих пор так и не дошли до многих ненасильственных учений Библии… хотя их и не так много. Однако Павел настаивал: за каждый акт ненависти, зла, насилия или преследования воздавайте своему обидчику любовью, добротой, миром и добром. Этот менталитет оставляет мало места для использования оружия.

И, по моему личному опыту, христианам Америки трудно понять это. Возможно, это связано с тем, что наше общество так обусловлено насилием, что мы не можем представить другого способа реагирования на насилие, кроме как добавления к нему. Месть, самозащита и возмездие являются для нас нормальными и во многих случаях считаются необходимыми действиями. Кажется, что повествование о земной, военизированной империи охватило христианское воображение в Америке.

И, возможно, есть еще одна причина, по которой мы не можем понять, почему ранние христиане в Риме не сопротивлялись. Видите ли, они были маргиналами, а многие из нас — люди привилегированные. Другими словами, мы гораздо больше похожи на граждан Рима, пользующихся преимуществами империи, чем ранние христиане, которых постоянно преследовали. Как римские граждане, мы имеем слишком много, чтобы потерять то, что позволяет нам жить тихо.

Возможно, поэтому непротивление настолько опасно. Оно призывает нас отказаться от всего: от нашего богатства, власти, имущества и влияния, которые дают нам чувство собственного достоинства, безопасности и уверенности. Может быть, поэтому мы так вознегодовали на предложение о ненасилии. Мы боимся потерять то, что мы так усердно заработали.

Подумайте об этом, причина, по которой мы верим в самооборону, состоит в том, что мы не хотим, чтобы с нами или теми, кого мы любим, случались плохие вещи. Мы даже говорим: «Мы имеем право на защиту». Как будто все, что у нас есть, было заработано нами и должно быть защищено нами. Как быстро мы забываем о том, что все это совсем не заработано нами, а лишь даровано нам доброжелательным Богом.

Итак, мы вооружаемся зубами, поддавшись на давнюю ложь, навеянную империями на протяжении тысячелетий, о том, что насилие каким-то образом и каким-то путем принесет нам мир. Идея положить нашу жизнь перед угрозой врага считается наивной и глупой. Мы говорим себе, что в целях самозащиты это оправдано, и позволяем себе забыть о том, чего Иисус не сказал: «Нет больше той любви, как если кто защитит друзей своих, убивая их врагов» (Ин. 15:13).

Возможно, нам пора начать работать вместе над тем, чтобы предложить новые способы реагирования на насилие. Однако прежде чем мы это сделаем, мы должны посмотреть внутрь наших сердец и спросить себя, где находится наша самая глубокая убежденность и преданность. И в этом месте, нам придется признаться, что мы слишком долго впитывали в себя учение о насилии. И покаяться, чтобы жить по-другому, «практикуя праведность, благородство, веру и надежду, которые мы имеем от Самого Отца через Того, Кто был распят». Да будет так.

В ответ на мое вчерашнее сообщение в моем блоге (вы можете прочитать это здесь) мне рассказал две истории мой друг, который живет и работает в Нигерии. Он и многие его друзья были объектом насилия со стороны террористов и экстремистов.

Первая история была о группе нигерийских пасторов. Члены одной верующей семьи были избиты за свою приверженность Иисусу. У брата был вырезан язык, поэтому он больше не мог говорить об Иисусе. Угрозы смерти и даже сама смерть навещала их от рук агрессивных людей.

Мой друг спросил, как он мог молиться за этих пасторов, ожидая того, что они попросят его молиться об их защите и, возможно, даже о мести. Но это не то, что сказали ему в ответ пасторы. Вместо этого они сказали: «Мы молимся за наших братьев, которые совершили это насилие. Мы молимся о том, чтобы они познали любовь Иисуса». Обратите внимание, что они назвали тех, кто напал на них, «братьями». Они видели своих врага так же, как видели сами себя. Это именно то, что имел в виду Иисус, когда сказал: «… любите врагов ваших… и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5:44).

Вторая история, которую он рассказал, была о нигерийской женщине, которая предпочла следовать за Иисусом несмотря ни на что. В результате ее выбрали в качестве своей жертвы экстремисты. Они появились у нее дома и стали ее избивать. Каждый раз, когда они били ее, она говорила им: «Я люблю вас, и Иисус вас любит». Как бы они ни били ее или сколько раз, она все равно повторяла: «Я люблю вас, и Иисус вас любит».

Они избивали ее долго и по несколько раз. Одно из избиений продолжалось более 30 минут. Полчаса безостановочной пытки. Тем не менее, ее способность страдать позволяла ей говорить своим нападавшим: «Я люблю вас, и Иисус вас любит». В конце концов, эти люди хладнокровно убили ее, пытаясь заставить замолчать в проявлении ее верности Иисусу. Тем не менее, ее слова отразились в ушах и сердце одного из нападавших. Он был настолько тронут ее ясной любовью, что, в конце концов, решил последовать за Иисусом, отказавшись в своей жизни от насилия. Это именно то, что имел в виду Иисус, когда сказал: «… любите врагов ваших… и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5:44).

Эти истории поднимают серьезные вопросы о сердце и разуме многих христиан Америки, которые предпочитают стрелять первыми, а потом уже молиться в ответ на трусливые и злые нападки на невинных людей во всем мире. Возможно, пришло время проверить себя. Итак, давайте зададим себе несколько вопросов. Что, если бы мы прислушались к словам этих нигерийских пасторов и стали бы молиться за сердца наших братьев и сестер, которые настаивают на насилии? Что, если бы вместо того, чтобы стать похожими на тех, кто настаивает на насилии, мы начали бы настаивать на любви к нашему врагу и любви Иисуса к ним тоже? Что, если мы бы начали молиться, как Иисус, «Отце, прости им, ибо не знают, что делают?» (Лк. 23:34). Что, если бы нашим главным желанием было увидеть Благую Весть Иисуса продвигающейся вперед?

Конечно, это звучит как мусор и вздор, не так ли? Это происходит тогда, когда наше главное желание — это безопасность и национальная безопасность, помимо Благой Вести Иисуса. И мы не можем идти двумя этими путями сразу. В конце концов, трудно представить себе песню, которую пели ангелы пастухам о мире на земле, двигаясь вперед, когда мы носим оружие против тех, кто называет себя нашими врагами.

Хотя, возможно, мы захотим поспорить о самообороне и обсуждать, могут ли переносные пушки остановить тех, кто носит оружие, но вспомним о следующем: христианская вера долго утверждала, что самой большой победой, когда-либо записанной, была смерть Иисуса на римском кресте. Он умер от рук жестоких угнетателей и не сопротивлялся им. Эта победа занимает центральное место в той вере, о которой заявляют христиане.

Тем не менее, многие, кто утверждает, что следуют за Иисусом, используют риторику, которая звучит как ненавистная риторика террористов. Многие страдают от целой группы таких людей, чтобы справиться со своим страхом. Многие говорят холодным и преднамеренным языком об угрозах убийств мужчин и женщин, которые намерены убить и нас. Что вызывает последний вопрос: «Как мужчины и женщины, которые исповедуют прощающего, ненасильственного Иисуса, как своего Господа и Спасителя, и которые верят в Его смерть ради спасения всех людей, могут желать – а некоторые даже кажутся нетерпеливыми в этом — убивать других людей?»

Майкл Идальговедущий пастор христианской общины Денвера, Колорадо.

Реклама
Запись опубликована в рубрике Наше кредо с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s