Царство без насилия

Алан Сторки

Источник: Сторки А. Иисус и политика. Противостояние властей. Черкассы: Коллоквиум, 2008, с. 214-216.

Христианская почва, на которой произрастает терпимость, глубока и плодотворна. Христианство – религия веры. С ее помощью человек добровольно заявляет о своей приверженности тем или иным убеждениям. К вере нельзя принудить. Иначе это уже будет не вера.

В Библии есть множество примеров, когда люди с верой откликаются на Божий призыв, но есть и те, кто остается к нему глух. В 11-й главе Послания к евреям говорится, что вера играет определяющую роль в истории человечества. Поскольку верой мы, прямо или косвенно, взаимодействуем с Богом, государство не может осуждать или запрещать ее.

Кроме того, христианство учит, что и Бог не навязывает нам свои взгляды. Еще до строительства Вавилонской башни люди были свободны мыслить и выбирать себе веру или неверие. Библейская история – это рассказ о человеческих заблуждениях, но Бог посылает солнце и дождь на праведных и неправедных (Мф. 5:45).

Ни один правитель не вправе навязывать веру по своему усмотрению. Библия не позволяет политикам брать на себя роль Бога и судить веру и жизнь людей. Превосходство наших отношений с Богом над всеми остальными лишает законной силы все попытки политического давления в этой сфере.

Иисус особо подчеркивает эту свободу. Мир еще не знал правителя, менее склонного к насилию. Его не страшит неприятие. Ученики свободны уйти или выразить свое несогласие, и многие действительно уходят, когда понимают, что Иисус не поведет их на баррикады. В Евангелиях нет и намека на принуждение или попытку руководить чьей-то верой, хотя, как мы успели убедиться, Иисус признавал себя царем. В его царстве нет насилия над верой. Он часто спорит, отстаивает истину, высказывает критику в адрес правителей, но никогда не прибегает к насилию.

Говорят, англичане любят проигравших (несмотря на надменный и властный характер многих английских исторических деятелей). Быть может, это и правда, ведь проигравшие не пытаются навязывать свою волю, или, по крайней мере, им это не очень хорошо удается. И вот перед нами человек, оставленный своими последователями, лишенный какой-либо власти и обреченный умереть на кресте. В своих взаимоотношениях с людьми Иисус ни разу не прибегнул к давлению, угрозам или насилию. Его последняя заповедь: «Любите друг друга; как Я возлюбил вас» обращена к тем, кто добровольно последовал за ним (Ин. 13:34; 15:12).

Иисус отверг нетерпимость, что явствует, например, из случая, происшедшего, когда Иисус с учениками проходил через Самарию, направляясь в Иерусалим. Его посланники уходят вперед, чтобы подготовить все к приходу Иисуса, но в самаритянском селении их встречают враждебно, поскольку они «имели вид путешествующих в Иерусалим» (Лк. 9:51-56). Вероятно, самаритяне с недоверием относились к своим идейным противникам, сохраняя верность собственному храму.

Ученики, желая похвалиться могуществом своего наставника, буквально выпаливают: «Господи! Хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их?» (Лк. 9:51-55). Но Иисус упрекает их за незрелость и неуместную реакцию. Божье владычество проявляется нам во благо. Даже сам Царь Небесный не навязывает нам его силой. Пшенице и плевелам суждено расти вместе до конца времен.

Но политическая терпимость не означает и не может означать, что все по-своему правы и ничьи взгляды не должны подвергаться критике, иначе она превратилась бы в нейтральную политическую корректность. Политическая терпимость неразрывно связана с любовью к истине. Наши убеждения могут быть построены на ложных основаниях или оказаться всего лишь удобной фантазией. Важно убедиться, что это не так, поэтому в Евангелиях часто говорится об истине.

Иисус видит свое царственное предназначение в том, чтобы свидетельствовать о ней. Представители разных течений приходят к Иисусу, обсуждают, спорят и уходят прочь. Суть истины и веры выясняется в ходе дискуссий, а не под принуждением. Нигде нет и следа политического давления. Истина встречается с заблуждением и разоблачает его, вместо того чтобы навязывать свою точку зрения. Бог не диктует нам ход мыслей, а христианство не допускает насилия в вопросах веры, хотя его история со времен Константина видела немало подобных примеров.

Государство не может служить носителем христианского откровения. Оно слишком часто ошибается и само нуждается в откровении. По исторически сложившейся традиции государственные деятели слышат его из уст пророков. Кроме того, государство не имеет власти в вопросах вероучения. Для этого у нас была и есть христианская церковь. Даже в самом крайнем случае церковь может лишь отлучить человека от общения святых и предоставить его суду Божьему. На протяжении всей истории христианства вера была и остается подотчетной Богу, а не государству. История христианского служения, нежелания церкви подчиняться насилию, инакомыслия и благовестия, буквально пропитана терпимостью. Евангелие предполагает передачу веры от человека к человеку без какого-либо политического, военного или организационного давления.