Последний бой гладиаторов

Источник: Чарльз Колсон. Любить Бога. Chicago: SGP, 1991, с. 251-253.

В четвертом столетии жил-был в Азии монах, который провел большую часть своей жизни в отдаленной общине, занимаясь выращиванием овощей для монастырской кухни. В свободное от огородничества время он молился и предавался ученым занятиям.

И вот в один прекрасный день этот монах — а звали его Телемах — почувствовал, что Господь хочет, чтобы он отправился в Рим, столицу мира, самый деловой, самый богатый и большой город в мире. Телемах понятия не имел, зачем ему идти туда, его страшила сама мысль об этом, но во время молитвы он ясно услышал указание Бога — и ему пришлось повиноваться.

Можно представить себе, каким несчастным чувствовал себя маленький монах, отправляясь пешком в дальний путь, по пыльным дорогам, ведущим на запад, навьючив все свои пожитки на спину. Зачем он шел? Он не знал этого. Что ждет его в чужом краю? Он не имел ни малейшего представления об этом. И все же, послушный воле Божьей, он шел вперед.

Телемах прибыл в Рим во время праздников. Вы, верно, знаете, что в такие дни римляне умиротворяли бедняков, обеспечивая их бесплатно хлебом и зрелищем, именуемым цирком. Когда Телемах вошел в Рим, город бурлил от радости, празднуя победу над готами. И посреди этого праздничного ликования Телемах стал доискиваться до причин, по которым Бог повелел идти ему сюда — у него не было никакого иного руководства, он даже с главой ордена не смог поговорить.

„Может, — думал он, — не случайно я прибыл сюда во время праздников. Может, Бог ждет от меня, что я сыграю здесь какую-то специальную роль?» Так Телемах пошел, ведомый толпой, и она скоро привела его к Колизею, где вот-вот должен был начаться бой гладиаторов. До него уже доносились крики зверей в клетках, под полом главной арены, и разговоры гладиаторов, готовящихся к бою.

Выйдя на арену, гладиаторы приветствовали императора криками: „Идущие на смерть приветствуют тебя». Телемах задрожал, услышав этот крик. Он никогда прежде не слыхал о гладиаторских играх, но страшное предчувствие охватило его.

Толпа криками подбадривала людей, которые готовились убивать друг друга для ее, толпы, вящего удовольствия. Человеческие жизни приносились на потребу развлечения. Когда монах понял, что предстоит, он решил, что не может молча глазеть на это зрелище. Но и встать и просто уйти он тоже не мог. И тогда он забрался на стену, идущую по периметру Колизея, и стал кричать: „Во имя Христа, остановитесь!»

Его никто не слышал. Бой начался. Тогда Телемах спустился по каменным ступеням и бросился на песчаный пол арены. Он производил комичное впечатление — тщедушная фигурка в монашеском одеянии, носящаяся между мускулистыми, вооруженными атлетами. Один гладиатор ударил его щитом по спине, и Телемах растянулся на песке. Толпа взревела от восторга.

Но монах не собирался сдаваться. С криком „Во имя Христа, остановитесь!» он бросался наперерез бойцам, пытаясь остановить их. Толпа начала смеяться и подбадривать его, полагая, верно, что он тоже участник зрелища. Потом его судорожные скачки по арене помешали одному из гладиаторов точно рассчитать удар, и противник успел увернуться.

Разъяренная толпа, вопя и неистовствуя, стала требовать крови чужака. Гладиатор, которому он помешал нанести удар, поднял меч и ударил Телемаха, разрезав его грудную клетку. Маленький монах еще раз успел крикнуть: „Во имя Христа, остановитесь!»

Песок окрасился кровью. И тут случилось нечто удивительное. Цирк замер в молчании, и кто-то из верхнего ряда вдруг встал и вышел, за ним последовали остальные. Зрители разом начали уходить, и в несколько минут огромный стадион опустел.

Конечно, тут сошлось несколько сил, но невинная фигурка в луже крови стала как бы центром сопротивления, и это был последний бой гладиаторов в римском Колизее. Никогда больше люди не убивали друг друга для развлечения толпы на римской арене.