Идейные истоки лютеровского антисемитизма

Гололоб Г.А.

Весьма странным выглядит причастность великого немецкого реформатора Мартина Лютера к такому злодеянию, как антисемитизм. Испытав на собственном опыте насилие со стороны католической церкви, как он мог призывать к уничтожению евреев? Мы понимаем, что о какой-либо веротерпимости тогда говорить было рано, однако должны же быть какие-то причины протестантскому или в целом христианскому антисемитизму?
Апостол Петр вскоре после дня Пятидесятницы достаточно внятно сказал своим соотечественникам, что они распяли своего Мессию «по неведению» (Деян. 3:17). И он даже предложил им принять Его верою, раскаявшись в своих грехах, однако этого не произошло. Для евреев времен апостолов Христа было настолько оскорбительным видеть своего Мессию, хотя и воскресшего, но умершего, так что они отказались признать его спасительную миссию. Но разве виновно в этом христианство, по крайней мере, первоначальное?

Может быть, евреям не понравилось учение Христа, представленное в понимании апостола Павла, бывшего гонителя христиан, но обращенного от сверхъестественной встречи со Христом? Может быть, они преткнулись не о тот камень? Однако как много из них слышали такие самоотверженные и проникновенные слова, какие произнес этот апостол: «Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти, то есть израильтян, которым принадлежат усыновление и слава, и заветы, и законоположение, и богослужение, и обетования» (Рим. 9:3-4)? Он же питал надежду на будущее обращение евреев к Христу. Стало быть, христианство здесь не причем. Лютер не мог ссылаться на него, оправдывая свой антисемитизм.

Тогда остается одно: евреи споткнулись на последующем состоянии христианства, которое нельзя назвать оригинальным. И, вероятно, здесь Лютер, отстаивая первоапостольскую веру, не проявил полной последовательности. Это понятно, что та эпоха, в которой жил Лютер, была переполнена такими противоречиями, когда только что освободившийся от одного гнета устанавливал собственный (вспомним, преследования мирных анабаптистов ранними протестантами), тем не менее, Лютер сознательно восстал против некоторых традиций его времени. Поэтому мы все равно должны как-то объяснить его неприязнь к евреям. Были ли на то его личные причины, вероучительные или лишь те, которые определяли лицо его времени? Ниже мы попытаемся дать ответ на этот вопрос.

О живучести антисемитизма
Термин «антисемитизм» обозначает враждебность по отношению лишь к еврейской нации, а не ко всем народам семитской языковой группы. Обычно считается, что в антисемитизме виновно христианство, поскольку евреи не только требовали распятия Иисуса Христа, но и преследовали первых христиан. Однако этот вопрос выглядит не столь поверхностно, особенно в свете того факта, что подозрительность или ненависть к еврейской нации и религии повсеместна и обладает большой древностью. Поэтому кроме бытового, этнического или религиозного антисемитизма ученые выделяют и другие его разновидности (социальную, экономическую, глобалистскую).

Почему-то Израиль, несмотря на то, что он назван в Библии народом Божьим, подвергался презрению не только со стороны христиан, но и со стороны представителей других религий и народов, живших в различные времена. Например, даже в античный период язычники обвиняли евреев в ненависти ко всем народам, тайным преступлениям против национальных обычаев, подрыве экономики, нелояльности и т.д. Евреев, состоявших на государственной службе и особенно в армии, некоторые греческие авторы обвиняли в том, что они больше защищают интересы своих единоверцев, нежели государства (см. Louis H. Feldman. AntiSemitism in the Ancient World // David Berger History and Hate: The Dimensions of Anti-Semitism. (Jewish Publication Society, 1997), P. 15-42). Неудивительно, что один из первых еврейских погромов был устроен в Александрии в 38 г. н.э.

Арабский антисемитизм основан на противлении претензии евреев на владение Палестиной. Некоторые просветители, например Вольтер, видели в евреях опасную угрозу для прогресса европейской культуры, считая, что природная лживость евреев делает для них невозможной интеграцию в моральное общество. Под лживостью он, вероятно, понимал склонность к провокациям, к которым часто прибегали евреи, выставляя себя в роли жертв. Поэтому не исключено, что знаменитые «Протоколы сионских мудрецов» могли быть сфабрикованы самими евреями в целях защиты от вполне справедливых обвинений. Даже одной из причин холокоста считалось то, что Гитлер противостоял политическим лидерам еврейской нации, проводившим тайную деятельность, направленную на постепенное установление всемирного господства. Как видим, эти разновидности антисемитизма не были основаны и не находились под влиянием антиеврейского эдикта Константина (313), определившего лицо т.н. христианского антисемитизма.

Неудивительно, что большинство независимых исследователей антисемитизма отрицают наличие в книгах Нового Завета (и, шире, в раннем христианстве вообще) принципиально негативного отношения к иудаизму. Так, Дж. Гэджер отмечает: «Нельзя считать, что раннее христианство как таковое, в наиболее полном своём выражении, привело к более поздним проявлениям антисемитизма, христианского или какого-либо иного» (Gager, J. G. The Origins of Anti-Semitism: Attitudes toward Judaism in Pagan and Christian Antiquity, New York: Oxford University Press, 1983, Р. 268). Добавить что-либо к антисемитизму оно могло, но породить его изначально – никак.

Скажем еще больше: первыми выразили свою неприязнь евреи к христианам, а не христиане к евреям. Например, хорошо известно, что первые христиане посещали не только Иерусалимский храм, но и синагоги до тех пор, пока их оттуда не изгнали. А случилось это очень хитрым способом: раввин Гамаллиил II, внук новозаветного Гамалиила, примерно в 80-м г. по Р.Х. внес в субботнюю публичную молитву слова проклятия в адрес Иисуса Христа. Почему это было сделано? Потому что христиане толковали многие ветхозаветные пророчества, как уже исполнившиеся во Христе, тем самым приобретая себе новых последователей из иудаизма.

После этого оскорбления имени Иисуса Христа христиане были вынуждены покинуть еврейские синагоги навсегда и повсеместно. Еще до этого времени евреи изгнали из синагог Иисуса Христа, неоднократно подвергали побоям Его учеников, учинили самосуд над Стефаном, побив его камнями, преследовали апостола Павла, казнили руками Ирода Агриппы II Иакова Зеведея, а также повергли с крыла храма и добили на земле Иакова, брата Господня, которого в народе называли «Праведным».

Конечно, данные обстоятельства (см. 2 Фес. 2:15) были использованы в качестве повода для возникновения христианского антисемитизма, возникшего примерно через сто лет («Послание Варнавы», «Слово о Пасхе» Мелитона Сардийского, позже появились восемь проповедей «Против иудеев» Иоанна Златоуста, а также соответствующие проповеди Амвросия Медиоланского). Евреи, по мнению Иоанна Златоуста, «живут для чрева, прилепились к настоящему, и по своей похотливости и чрезмерной жадности нисколько не лучше свиней и козлов», однако он не призывал христиан к их преследованию. Лишь Августин начал утверждать, что евреи, как народ проклятый и наказанный Богом, обречены на «унижающий их образ жизни», чтобы стать свидетелями истины христианства.

Разумеется, раннее преследование христиан евреями не извиняет вину представителей христианского антисемитизма. Среди христиан было мало защитников евреев (наиболее известные из них: католики Жак Маритен и Анджело Джузеппе Ронкалли, будущий папа римский Иоанн XXIII, протестанты Дитрих Бонхеффер и Карл Барт, православные Сергей Булгаков и Николай Бердяев), что развязывало руки их противникам. Католики в лице своего главы уже попросили прощения у евреев за пассивность и немое содействие холокосту.

И все же трудно видеть в числе главной причины мирового антисемитизма антисемитизм христианский. В пользу этого свидетельствуют многочисленные случаи спасения христианами евреев от гитлеровского геноцида. Так, многие католические священники Франции, Голландии и Италии, рискуя жизнью, спасали преследуемых. Дания и Болгария — те страны, где от рук нацистов было спасено почти всё еврейское население. Когда евреев стали грузить в эшелоны, иерархи Болгарской православной церкви заявили: «Если поезд тронется, мы ляжем на рельсы…» И евреи были спасены.

Та или иная степень дискриминации евреев имела место в большинстве европейских стран, номинально обозначенных как христианские (см. напр. во Франции, осуществляемая Наполеоном, или в США – крупным промышленником Генри Фордом, видевшим в евреях угрозу своему бизнесу). Даже Гитлер пытался сделать из себя христианина, подчинив нацизму Лютеранскую церковь Германии. Лидеры последней после расстрела почти 34 тысячи евреев в Бабьем Яру издали декларацию, объявлявшую «невозможность спасения евреев путём их крещения из-за их особой расовой конституции».

Ситуация не изменилась и в наши дни. Исследователи отмечают резкий рост числа антисемитских акций в мире в 2009 году. Так, в Канаде количество инцидентов в 2009 году выросло на 11,4 процентов, почти вдвое выросло количество антисемитских акций во Франции и на 55% — в Великобритании. В докладе госдепартамента США по ситуации с правами человека в мире за 2012 год самыми неблагополучными в плане антисемитизма странами были названы Венгрия, Венесуэла (обе преимущественно католические страны), Греция и Украина (обе преимущественно православные страны).

В России наиболее известными гонителями евреев были царь Иван Грозный, Богдан Хмельницкий и император Николай I. После убийства Александра II народовольцами в 1881 году в 166 населенных пунктах Российской империи произошли еврейские погромы, но известный русский философ В.С. Соловьев выступил в защиту евреев. В советское время первоначально евреи имели большое присутствие в руководстве страны, но с 1947 года их права стали ущемляться. В частности был арестован ряд высокопоставленных еврейских врачей, лечивших руководителей СССР. Они обвинялись в сионистском заговоре с целью умерщвления И. В. Сталина и других руководителей партии.

Так или иначе, но факт постоянного и повсеместного презрения еврейской нации требует своего объяснения. Чем евреи не смогли угодить древним вавилонянам, персам, грекам, римлянам, христианам, а также писателям и общественным деятелям более позднего времени, включая и современных представителей секулярной интеллигенции (см. напр. Теодор Моммзен, Эдуард Мейер, Э. М. Смоллвуд, Дж. Н. Севенстер, П. Шеффер)? Если вопрос только в христианах, которым приписывается проявление недружелюбия к евреям, отдавшим на распятие Христа, тогда почему против евреев выступали люди, совершенно далекие от христианства? Оказывается, для антисемитизма существуют не только религиозные, но и другие причины, так что честным исследователям следует учитывать их все, а не только определенную часть.

Наконец, нам следует выяснить, не имеет ли место в самом поведении представителей этой нации каких-либо действий, провоцирующих антисемитизм? Действительно, евреи во все времена были очень активными не только в торговле, но и в ростовщичестве, что настраивало против них население любых стран, с которыми они контактировали. Поэтому А.И. Солженицын в своей книге «200 лет вместе» (2000) утверждал, что причинами антисемитизма в царской России были «несправедливые проценты» еврейских банкиров и активная торговля водкой под залог. Кстати сказать, памфлет Лютера «О ростовщиках» оказал сильное влияние на социалистические убеждения Андреаса Карлштадта, который к тому же призвал отменить десятину, отказаться от почитания икон, устранить безбрачие и распустить монастыри.

Но евреи являются не просто предприимчивыми людьми, но и людьми, ищущими любой возможности проникновения в высшие эшелоны власти, особенно экономически развитых стран. Живя среди других народов, они постоянно сохраняют свое внутреннее культурное единство. Эта их обособленность в союзе с прикрытой невинным лозунгами склонностью экономически обирать своих соседей представляет собой яркое свидетельство в пользу существования «государства внутри государства». Разумеется, скрытая деятельность евреев в пользу лишь «себе родимых» не могла устраивать любое правительство, защищающее национальные интересы. Таким образом, получается, что хотя антисемитизм скручен из нескольких нитей, ведущей причиной его является опасение в существовании скрытой их претензии на мировое господство.

Превосходство над другими людьми евреи не скрывают, даже на бытовом уровне. Вспоминаю одну случайную встречу с еврейской семьей, когда я был еще молод. Поначалу я не понял суть того разговора, который, как бы непринужденно, начали хозяева дома, когда я зашел в него по своим делам. Оказалось, на меня обратила внимание их дочь, а сами родители решили прощупывать почву на предмет моей пригодности стать вероятным претендентом на ее сердце. Тогда у меня еще не было планов жениться, но у них они были. Кстати, я тогда совершенно не знал того, что полноценным евреем можно было стать, просто женившись на чистокровной еврейке. Нигде в Библии я такого правила не нашел, но в среде евреев оно существует издавна: еврейство сегодня определяется только по женской линии, хотя дочь, произошедшая от такого смешанного брака, не является чистокровной генетически. Впрочем, если бы не это привило, еврейская нация уже давно бы деградировала.

Так вот, хозяева дома начали со мной примерно такой разговор.
— Мы по всему видим, что ты — парень смышленный. Так вот, ответь нам, почему одни люди живут хорошо, а другие плохо?
— Потому что у одних есть голова на плечах, а у других нет.
— Верно рассуждаешь. А не обратил ли ты внимание на то, какая нация людей живет лучше остальных?
— Еврейская, конечно.
— А, как ты думаешь, почему?
— Потому что они умеют работать головой, а не руками.
— Достойный ответ. А хотел бы и ты научиться этому?
— Конечно. Но разве для этого нужно еще что-то кроме головы?
— Блестящий вопрос, но на него нужно еще уметь дать правильный ответ.
— И какой же?
— У еврейской нации существует большое преимущество: они всегда помогают друг другу.
Но и другие люди могут войти в их круг влияния и стать такими же, как они. И для этого многого не нужно…

Здесь наша беседа оборвалась, поскольку я понял, что собственно от меня ожидалось. Плавно перейдя на другую тему, я ушел от этого разговора, и они меня прекрасно поняли. А случилось это еще до перестройки М. Горбачева. Даже в советское время каждый средний еврей жил намного лучше каждого среднего человека. Причина тому – неафишируемая круговая порука. На всех важных должностях евреи всегда имели своих людей.

Я привел эту историю, чтобы показать, как, используя выгодную женитьбу на своих дочерях, евреи пополняют свои ряды людьми, готовыми с ними сотрудничать. Мало того, представители этой нации любыми способами проталкивают своих или же удобных для себя людей в высшие эшелоны власти. Нам хорошо известно, какой процент евреев составляло руководство большевистской партии при свержении царской власти в России, да и в последующие времена. Богатство, не исключающее обыкновенного подкупа, позволяет им не только войти в элиту любого общества, но и добиться существенного доминирования в нем.

Предпочтительные причины антисемитизма
Наверное, самое простое объяснение причин антисемитизма предложил Соломон Лурье. В античности представители покорённых народов всегда считались гражданами «второго сорта», поэтому они старались избежать дискриминации путем культурной или религиозной ассимиляции. Иными словами, они подстраивались под культурные и религиозные ценности победителей. Евреи же вели себя принципиально иначе: даже живя за пределами Палестины, они всячески сохраняли культурно-религиозную идентичность и сопротивлялись ассимиляции.

Данное объяснение конечно, верно, но ему имеется одно замечание. Многие народы в разное время и в разной степени сопротивлялись ассимиляции, но в отношении к ним не возникало сильной неприязни только по этой причине. Например, советские немцы и по этническим, и по религиозным причинам жили обособленно от русских и других народностей СССР, однако это не делало их врагами социализма, или человечества. Подобным образом вели себя многие народы диаспоры (русские духоборы в Канаде, различные меньшинства, типа цыган, или армян, вынужденные жить в других странах).

Ситуация с еврейской идентичностью отличается от них одной особенностью. Несмотря на то, что они были дискриминируемым меньшинством, евреи всегда и всеми доступными средствами подчеркивали свое национальное и религиозное превосходство над другими народами. Мало того, они всячески старались занять высокое положение в любом обществе, стремясь направить его усилия к удовлетворению собственных интересов. Такого рода тайную их деятельность принято называть диверсионной или направленной на развал национального суверенитета какой-либо страны изнутри. Таким образом, в отличие от христиан, царство Мессии евреи решили установить собственными силами и в сугубо политическом виде.

Приведу пример проявления еврейской исключительности из личной жизни, хотя она встречалась мне и во многих других случаях. Однажды, сидя в очереди к врачу-нефрологу в Третьей городской больнице города Черкассы, я оказался свидетелем такого диалога. К очереди подходит женщина средних лет, типично еврейской национальности. Но не в этом дело. Она задает вполне естественный вопрос: «Кто крайний?» Кто-то из стоящих в очереди спрашивает: «А Вы к какому собственно врачу? Здесь их принимает несколько?» Она неожиданно становится в позу обиженной и заявляет: «Не важно к какому. Кто крайний?»

Стоящим пришлось ей еще раз объяснить, что необходимо знать фамилию врача, поскольку за разными столами в одном кабинете принимают несколько (а в данном случае, из-за совмещения двух разных отделений, в одном кабинете принимали врачи различных профилей). В ответ им пришлось услышать уже гневную тираду: «Отвечайте на вопрос, а не учите меня, как вести себя в больнице». При этом эта женщина несколько раз с проклятием произнесла не всем знакомое слово: «Гойим», т.е. «язычники».

Кто-то еще раз попытался ей объяснить, что она может попросту потерять свое время, но она вспылила совсем: «Да, что вы все меня здесь учите? Я без вас прекрасно знаю, куда я пришла». Тут, видя накал страстей, уже и другие посетители больницы стали утихомиривать пытавшихся объясниться, чтобы ее никто не трогал. Став в очередь за тем, кто согласился ей сказать, что он — крайний, она стала ожидать. Поскольку стоящие в очереди вели различные беседы, она вдруг начала сомневаться в том, что попала именно туда, куда ей было нужно. Дело закончилось тем, что эта женщина куда-то позвонила по мобильному, и выяснилось, что она действительно попутала различные отделения, расположенные на одном и том же этаже.

Иными словами, она была уверена в том, что находится в нужном месте, но ошиблась. Разумеется, такие недоразумения бывают с каждым, но чтобы столь бурно реагировать на безобидное желание выяснить ситуацию с этой женщиной нельзя объяснить чем-либо иным, как этническим превосходством над другими людьми, которых она сразу же поспешила обозвать проклятыми «гойим». Понятно, что так обозвать незнакомых людей при первом же случайном недоразумении, ее, мягко говоря, не красило.

Очень интересно заметить, что враждебность здесь выявилась именно со стороны этой женщины, а не стоящих в очереди людей, расположенных к ней, по крайней мере, в первое время дружелюбно. Это свидетельствует в пользу мнения о том, что она уже пришла с готовым предубеждением против себя, будто ее внешность сама по себе настраивает людей относиться к ней враждебно, хотя это и не было правдой. Получилось же то, что, даже оказавшись в затруднительном положении, она решила выделиться из «серой массы» путем обыкновенного скандала, но все-таки выделиться, а не просто «уйти в тень», как это обычно бывает в таких случаях. Кто ее научил вести себя так, приходится только догадываться.

Интересно, что американский писатель-протестант еврейского происхождения Эндрю Клейвен полагал, что «когда Бог сделал евреев избранным народом, Он выбрал их для того, чтобы они служили своего рода „системой раннего обнаружения“ безнравственности для всех остальных». Эти слова можно понять и таким образом, что на примере еврейской нации Бог хотел показать греховность всех остальных людей. Если уж столь одаренный Богом благословениями народ не смог Ему угодить, то чего следовало ожидать от остальных наций или отдельных людей? В любом случае, критика Иисуса Христа касалась исключительно духовного состояния лидеров израильского народа, а не простых его представителей.

Антисемитизм Лютера
Лютер и другие вожди Реформации поначалу не выказывали вра¬ждебности к евреям. Наоборот, они надеялись, что протестантская версия христиан¬ства, в конце концов, убедит многих евреев сменить религию. Но евреи по-прежнему не спешили креститься. Тогда большая часть протестантских лидеров постепенно перешла на антиеврейские позиции, не слишком отличавшиеся от традиционных католических. Одним словом, до 1537 года Лютер стремился обратить евреев в христианство без использования каких бы то ни было репрессий, благодаря только их эмансипации. В последние же девять лет своей жизни он отказался от этих своих прежних воззрений и выступал за их преследование с целью вынудить принять лютеранство силой.

В письме к Георгу Спалатину, датированном 1514 годом, Лютер, будучи ещё католиком, писал: «Переход евреев в христианство является делом Божьим, а не человеческим. … Гнев Божий является для них осуждением их неисправимости, а как написано в Экклезиасте, тому, кто не исправится, воздастся по заслугам» (Martin Luther. Luther to George Spalatin // Luther’s Correspondence and Other Contemporaneous Letters / Translated Henry Preserved Smith (Philadelphia: Lutheran Publication Society, 1913), P. 29). Важно отметить, что мы, разумеется, здесь еще не видим перед собой Лютера-реформатора, но вполне ясно узнаем Лютера-августинца. Ниже мы объясним, причем здесь «августинианство».

Важно отметить, что у евреев имелось нечто общее с некоторыми хилиастическими ересями периода Реформации. Хилиастические верования ради¬кальных сект были очень похожи на еврейские представления о воцарении Мессии и совершенно противоположны представлениям Магистратной Реформации. Именно поэтому Мартин Лютер и его сторонники не жалели сил, чтобы помешать радикалам “приблизить конец света”, т.е. совершить социальную и религиозную революцию, которая воплотит их апокалипсический идеал. В этом контексте и следует понимать призыв Лютера пода¬влять крестьянские бунты, которые, как мы помним, поддержали Томас Мюнцер и дру¬гие радикальные вожди. В Аугсбургской декларации (1530), где сформулировано лютеранское кредо, прямо сказано, что хилиастические представления радикальных сект суть “еврейские учения”.

Есть и еще одно обстоятельство, проливающее свет на причины лютеровского антисемитизма. Лютеране начали кампанию против евреев лишь после рейхстага 1530 года, на котором лидеры иудаизма не только оправдались от обвинения в соучастии в отступничестве лютеран, но и заявили о своем активном участии в защите католиков от преследований со стороны лютеранских князей. И действительно, проповедь католиков о спасении при помощи добрых дел была ближе евреям, чем лютеранское учение об оправдании по вере и только благодатью, т.е. даром. Оказалось, что первоначальным расположением лютеран к евреям последние злоупотребили: вместо открытых по просьбе иудейских общин новых синагог и школ начали действовать подпольные католические храмы. Именно по этой причине лютеране начали запрещать синагоги и еврейские школы, втянувшись в борьбу против евреев, которую ранее категорически осуждали.

Данное обстоятельство послужило толчком к написанию памфлета «О евреях и их лжи» (1543). В нем Лютер заявил о факте передачи богоизбранности от Израиля к Церкви и в качестве доказательства этому использовал аргумент о наказании Божьем, выразившемся в полтора тысячах лет пребывания в руинах Иерусалимского храма и рассеяния евреев по всему миру: «Потому что такой жестокий гнев Божий слишком явно показывает, что они обязательно ошибаются и блуждают в неправоте, это и ребёнку ясно… Эти страшные деяния говорят о том, что евреи, конечно же, отвергнуты Богом и уже не суть Его народ, как и Он не есть их Бог». Однако этот отказ евреям в богоизбранности должен был их просто прировнять к обычным людям, но не сделать предметом насмешек и гонений. Почему из избранных они, в глазах Лютера, сделались проклятыми? На каком основании Лютер пошел дальше, чем требовало это Писание?

В своем памфлете Лютер выдвигает против евреев не только религиозные обвинения: «Они суть воры и разбойники, у которых нет ни крохи во рту, ни нитки на теле, которую бы они не украли или не отняли у нас посредством их проклятого ростовщичества. Они живут каждый день только благодаря воровству и грабежу, с жёнами и детьми, как закоренелые воры и оккупанты, в полной и беззаботной самонадеянности. Ростовщик — это закоренелый вор и оккупант, который должен висеть на виселице в семь раз выше всех других воров». Однако, ростовщичество евреи оправдывали самим Священным Писанием (см. напр. Втор. 15:6; 28:12), хотя эти тексты христиане истолковывали иначе: не только как имеющие временное значение, но и как прообразы духовных благословений.

Рекомендованные меры против евреев Лютер сводил к следующему: «Прежде всего, их синагоги или школы следует сжечь, а то, что не сгорит, нужно закопать и покрыть грязью, чтобы никто и никогда не смог увидеть ни камня, ни оставшейся от них золы. И это следует делать в честь нашего Господа и христианства для того, чтобы Бог мог увидеть, что мы христиане, и что мы не миримся и сознательно не терпим подобную публичную ложь, поношение и богохульные слова на его Сына и на его христиан… Во-вторых, я советую сровнять с землёй и разрушить их дома. Ибо в них они преследуют те же цели, что и в синагогах. Вместо (домов) их можно расселить под крышей или в сарае, как цыган… В-третьих, я советую отбирать у них все молитвенники и Талмуды, в которых они учат идолопоклонству, лжи, проклятию и богохульству. В-четвёртых, я советую отныне запретить их раввинам учить под страхом смерти. В-пятых, я советую, чтобы евреи были лишены права на охранное свидетельство при передвижении… Пусть они остаются дома… В-шестых, я советую запретить им ростовщичество, и забрать у них все наличные деньги, а также серебро и золото…»

Хотя антисемитизм Лютер общеизвестен, было бы весьма опрометчиво связывать его с гитлеровским расизмом, по крайней мере, непосредственным образом. Хотя в целом у еврейских историков не принято считать Лютера провозвестником расового антисемитизма, этот подход получил выражение в ряде современных исследований. Исключение составляет только одно (более «раннее») издание — классический труд Рейнгольда Левина “Отношение Лютера к евреям” (Luthers Stellung zu den Juden, Берлин, 1911) – книга, которая послужила отправной точкой для новых исследований и предметом споров после окончания Второй мировой войны.

Самым ярким примером убеждения в прямой причастности Лютера к нацистской идеологии являются три книги профессора Тель-Авивского университета Ривки Шехтер, написанные на иврите (1973, 1986 и 1990). В этих книгах Шехтер прямо утверждает, что “корни Третьего Рейха находятся в учении Лютера”, и видит в антиеврейских сочинениях Лютера источник вдохновения Гитлера и его режима. Исходя не из исторического, а из философского анализа, автор, очевидно, выдумывает несуществующие причинно-следственные связи.

В этом отношении хорошо известна также и книга Норы Левиной (см. Levin, Nora, The Holocaust. The Destruction of European Jewry, 1933–1945 (NY, 1973), РР. 10, 505), в которой ее автор не только сопоставляет Лютера и Гитлера, но и указывает на непосредственную связь между ними. Расистский антисемитизм Гитлера она считает лишь эхом нападок Лютера, не только антиеврейски настроенного, но и приучившего немецкое общество к слепому повиновению государственной власти (см. также: Tal, Uriel, “Anti-Christian Anti-Semitism”, in: Yisrael Gutman and Livia Rothkirchen (eds.), The Catastrophe of European Jewry (Иерусалим, 1976), Р. 120). Большинство же еврейских исследователей, как уже было сказано, с этим подходом не согласны.

Детерминистские корни лютеровского антисемитизма
Выше мы отмечали, что на мировоззрение Лютера большое внимание оказали сочинения Аврелия Августина, которые он изучал, став монахом-«августинцем». А Августин известен всем тем, что стал родоначальником религиозного преследования, оправдываемого, кстати, непостижимостью Божественного промысла, выразившегося в избрании одних людей к спасению, а других – к погибели. Не трудно догадаться, что именно идея богословского детерминизма сближает жесткий антисемитизм Лютера с оправданием Августином преследования еретиков.

Августин учил тому, что еретиков можно заставить вернуться к Богу при помощи грубой физической силы, т.е. насилия. Первоначально, выступая против манихеев, Августин высказывался только за идейные средства борьбы с еретиками, что и практиковал его учитель, Амвросий Медиоланский, но в споре с донатистами вдруг изменил этим убеждениям. Призвав на помощь императорскую власть, Августин ввел в христианство чуждое последнему начало религиозной нетерпимости.

Крылатым выражением стала фраза Августина: «Спасем грешника железом и огнем». Хотя сам Августин призывал к физической расправе над еретиками, вскоре его последователи применили этот же подход и к неверующим людям. Если спасать при помощи страха наказания можно еретиков, то почему же нельзя этого сделать и по отношению к неверным? А претендентами на первое место в среде неверных были, конечно же, упрямые евреи. По убеждению Августина, они не могли уверовать, находясь под проклятием Бога.

В электронной книге «Евреи и христиане: полемика и взаимовлияние культур» коллектив израильских авторов пишет: «В цитированных отрывках Лютер признает, что Божественное обетование дано было только семени Авраама. Лишь евреям обещано, что некоторые из них удостоятся спасения. Все остальные могут уповать на Божью благодать, но нет никакой уверенности, что они ее, в самом деле, получат» (см. Интернет ресурс). После этих слов напрашивается следующий вопрос: «Если «с уверенностью» могут быть спасены лишь некоторые евреи, тогда что остается делать с остальными?» Действительно, если спасение избранных неизбежно, то неизбежным должна быть и погибель отверженных.

Следуя за Августином, лидер Реформации был убежден в том, что Бог не хочет, чтобы спаслись абсолютно все люди. Уже в своем сочинении «О рабстве воли» Лютер писал: “Лишь избранные удостоятся спасения… а прочие погибнут без прощения… Бог доподлинно обещал Свою милость смиренным и покорным… Однако человек не может полностью смириться до той поры, пока не поймет, что его спасение нисколько не зависит от его собственных усилий, стремлений, воли или действий, а целиком зависит от воли, усилия, желания и действия другого, а именно одного только Бога” (О рабстве воли / Мартин Лютер. Избранные произведения. СПб., 1994, с. 215).

О детерминистских корнях агрессивного отношения Лютера к евреям свидетельствует следующая цитата. В своем Комментарии на текст Пс. 17:41 и далее (“Ты обратил ко мне тыл врагов моих, и я истребляю ненавидящих меня”) великий реформатор писал: «До сих пор говорилось о тех евреях, в чье сердце проникло Слово [Божие] и они стали смиренными настолько, что присоединились к лагерю церкви. Теперь же поговорим о тех, которых презрел Бог и которые до сих пор упорствуют в неверии. Их [Священное Писание] называет врагами и ненавистниками, ибо церковь не страдала от ненависти сильнейшей, чем та, которую испытывали к ней ее братья-евреи. По этому поводу обрати внимание на особое выражение “Ты обратил ко мне тыл врагов моих, и я истребляю ненавидящих меня”. Это состояние – угроза: синагога терпит поражение и бежит, а церковь побеждает и преследует ее по пятам» (Weimarer Ausgabe, 5.534, 13-26; см. в: Martin Luther und die Juden, ed. Walter Bienert, Р. 46). Курсив — мой, Г.Г.).

Далее Лютер продолжает: «Но сколь печально то, что синагога все упорствует в своем неповиновении, и лицо ее отвернуто от церкви – то есть в постоянной ненависти. Она не хочет и не может этого признать, но ненависть не отойдет от сердца ее, и если все это ее не одолеет и она будет постоянно уклоняться от нее, то все время будет пятиться назад. И это мы видим своими глазами и сегодня, даже настолько, что нельзя в немногих словах описать ее состояние точнее, чем уподобив ее [тому], кто не по своей воле идет туда, куда смотрит его затылок, и должен ненавидеть и претерпевать многие бедствия» (там же. Курсив – мой, Г.Г.).

Если Лютер относился к упорствующим евреям как к тем, «которых презрел Бог и которые до сих пор упорствуют в неверии», тогда понятно, почему он стал призывать светские власти к их уничтожению. Таким образом, поздний Лютер связывал идею христианского спасения с полным устранением евреев по аналогии с тем, что спасение нельзя было заслужить добрыми делами, определяемыми законом. Неизвестно к чему бы привело это отношение, если бы английские пуритане не предложили прямо противоположный подход к евреям, рассматривая в качестве условия спасения всего христиан¬ского мира не гибель, а возрождение народа Израиля и его возвращение на историческую родину.

Примечательно, что в вопросе отношения христианина к светской власти Лютер первоначально использовал христианский принцип непротивления. Неподчинение власти может быть, по его мнению, лишь пассивным сопротивлением ее нечестивым действиям. Например, он писал: “Ни один правитель не должен воевать против своего владыки… или вообще против своего сеньора: пусть они забирают все, что хотят. Ибо власти следует противиться не силой, а лишь сознанием правоты своей; и если она примет это во внимание – хорошо; а если нет – то ты невиновен и терпишь бесправие ради Господа” (Лютер М. О светской власти / Избранные сочинения. СПб, 1994, с. 135-137). Однако, после Крестьянского восстания Лютер изменил этому принципу, призвав немецких князей расправиться с восставшими физически. Теперь круг замкнулся: если упорствующие евреи не могут быть спасены, тогда их необходимо преследовать, а если они могут быть спасены, то преследования могут помочь и в этом вопросе.

Справедливости ради следует сказать о том, что Жан Кальвин, несмотря на свою приверженность к христианскому фатализму Августина, не мог оказать на Лютера никакого влияния по той простой причине, что приступил к своим реформам в Женеве фактически после смерти великого реформатора. К тому же, Кальвина мало интересовал именно еврейский вопрос, хотя к еретикам он относился не с меньшей «любовью», чем Августин. Поскольку евреи были изгнаны из Женевы еще в 1490 году, Кальвин не вступал в какие-либо контакты с евреями до осуждения Михеля Сервета.

Правда, у Кальвина есть одно сочинение, в котором он отвечает на возражения одного еврея — “Ответ Каль¬вина на вопросы и аргументы одного еврея”. Сало Барон выдвинул вполне резонное предположение о том, что Кальвин в этом сочинении отвечал на аргументы, которые Йосеф из Росхайма приводил на диспуте с Мартином Буцером и другими протестантскими лидерами во Франкфурте в 1539 году. Именно тогда сам Кальвин был в Страсбурге и мог быть свидетелем этой полемики. По словам Барона, хорошее знание Нового Завета, обнаруживаемое у спорящего с Кальвином еврея, было характерно для Йосефа (Baron, Salo Wittmayer, “John Calvin and the Jews”, PP. 389-390). Получается, что хотя сам Кальвин не вступал тогда в дискуссию с образованным евреем Йосефом, он использовал его аргументы для написания своей книги.

Впрочем, данное сочинение считается одним из ранних сочинений Кальвина и не несет на себе какой-либо специальной связи с евреями. Ни в словах еврея, ни в ответах Кальвина не содержится ничего, кроме традиционных аргументов, принятых в полемике между евреями и хри¬стианами. Вопросы не связаны ни с проблемами, актуальными для XVI века, ни с переменами, вызванными Реформацией, хотя в привязке спорящих к тексту Священного Писания можно видеть акцент на принципе Sola Scriptura, характерном для протестантского подхода.

Кальвин обратился к теме еврейства лишь в полемике с Михаэлем Серветом. Он обвинил в иудействе Сервета, поскольку тот отрицал Троицу, но по другим вопросам обвинение было встречным. Так, Сервет парировал тем же: “Ты [Кальвин] хочешь уравнять христиан и простых евреев”, и далее: Тора Моисеева – это “иррациональный невозможный и тиранический закон”, и этому закону Кальвин хочет подчинить христиан! В другом месте своей книги «Восстановление христианства» Сервет обвинил Кальвина в “еврейском фанатизме” и в игнорировании Нового Завета. В этом споре были правы оба противника, поскольку приверженность Кальвина к ветхозаветной морали общеизвестна.

Заключение
Наше исследование показало, что антисемитизм Лютера был сформирован рядом причин, основной из которых все же следует признать его приверженность к идее богословского фатализма, исповедуемой Аврелием Августином. Будучи монахом этого ордена, Лютер был не просто ознакомлен с этой идеей, но и исповедовал ее во многих своих сочинениях. Поскольку же Августин признавал не только возможность, но и необходимость преследования еретиков, позже эта мысль была воспринята в качестве аргумента для освящения религиозного преследования иноверцев и атеистов. Именно эти две идеи – детерминистская неисправимость еретиков и оправданность вынужденного их покаяния — несмотря на очевидное противоречие между ними, сформировали антисемитский образ Мартина Лютера.

Очевидно, что многие обвинения в христианском антисемитизме следует признать надуманными. Сама смерть Христа не вменялась евреям по той простой причине, что многие Свои истины Бог не открывал пророкам Ветхого Завета. Это значит, что по ряду вопросов они находились в полном духовном «неведении». Например, они не знали, что будет Два прихода Мессии, что спасение будет предоставлено язычникам на одинаковых с ними условиях, что оно будет заслужено крестной смертью Мессии, что многие ветхозаветные обетования будут исполнены не в буквальном, а в духовном или прообразном смысле. Лидеры Магистратной Реформации использовали религиозное насилие либо по собственному почину, либо по «общецерковной» традиции. В этом отношении они не добились никаких реформ.

Лютер был не прав, пытаясь оправдать свой антисемитизм Писанием. В Слове Божьем нет утверждений о неисправимости отпадения Израиля. Тем более в нем нет указаний на необходимость религиозного преследования иноверцев, еретиков или атеистов. Напротив, в нем содержатся утверждения о возможности обращения евреев к Христу и необходимости их спасения, причем основанных явно на доброй воле или личном решении обращаемых. И хотя сегодня Израильский народ представляет собой наименее евангелизированную нацию, на Церкви Христа «последних дней» лежит святая обязанность спасать евреев прежде всех остальных людей.

Важно отличать еврейский народ библейских времен от еврейского народа современного времени тем, что первый находился под особой опекой Бога, которую впоследствии утратил, отвергнув проповедь Иисуса Христа и Его учеников. Православный богослов Н. Малиновский писал об этом следующее: «От истинной и откровенной ветхозаветной религии нужно отличать религию позднейшего иудейства, известную под именем „новоиудейства“ или талмудической, которая является религиею правоверных иудеев и в настоящее время. Ветхозаветное (библейское) учение в ней искажено и обезображено разными видоизменениями и наслоениями… В верованиях и убеждениях, внушаемых Талмудом правоверным иудеям… заключается и причина того антисемитизма, который во все времена и у всех народов имел и ныне имеет множество представителей» (Протоиерей Н. Малиновский. Очерк православно-христианского вероучения с изложением предварительных понятий о религии и откровении вообще и обзором вероисповедных особенностей римской церкви и протестантства. Сергиев Посад, 1912, с. 21-29).