Выбор не Крыма, а людей

Павел Казарин

Источник: https://24tv.ua/ru/hartiya_voynyi_n1063084

Каждый лозунг про мир и компромисс заставляет вспоминать 2014 год. Тогда в марте я пил чай в Симферополе со старым приятелем. Его история была типична: закончил исторический факультет, поработал учителем, и сбежал от школьной зарплаты в СБУ. Тогда погоны гарантировали хоть какую-то стабильность.

Он говорил мне, что выходить из Крыма на материк не станет. Что «Крым сделал свой выбор». А я мешал чай и думал о том, как удобно растворять себя в коллективе. «Нет, старик. Выбор делал не Крым, а ты сам. Не прячься».

Через несколько месяцев я уеду в Киев, а он останется с теми же погонами, но новым удостоверением. Оно, как известно, гарантирует хоть какую-то стабильность.

А в Киеве стабильности тогда не было. Зато был Иловайск, Боинг и первые «минские». Они проживут несколько месяцев – следом будет Дебальцево и вторые «минские». В багажник автомобиля влезло не все. В первую очередь, не поместились иллюзии. Балласт остался дома.

Той весной в Крыму каждый делал свой собственный выбор. Кто-то поставил на российские флаги, а кто-то уехал к украинским. Кто-то остался и «ушел под радары», а кому-то изначально было все равно под каким флагом жить.

Последние две группы сегодня молчат, зато говорят две первые. Те, кто сжег мосты с украинским материком и те, кто сжег его с российским. Теперь любой разговор на материке про компромисс с агрессором я слышу как обращенную ко мне фразу «сидели бы дома».

Я понимаю, что каждый из говорящих подобное очень не хочет проиграть. У них бизнес, российские деньги и зона комфорта. А у нас нет ни того, ни другого, ни третьего, и проигрывать мы тоже не хотим. Потому что их победа – это наше поражение.
То самое, которое будет означать правоту тех, кто присягал в Крыму новым флагам. Тех, кто весной 2014 года крутил пальцем у виска, когда мы паковали вещи. Да, для нас это глубоко личное, да, мы защищаем свой собственный выбор. И что это меняет?

Порой мы излишне эмоциональны. Бываем не сдержаны, когда натыкаемся на равнодушных. Стараемся не забывать о тех заблуждениях, с которыми пришлось расстаться четыре года назад. Ставим оборону на первое место в списке приоритетов, потому что увидели, что бывает, когда ее задвигают в самый конец.

Украинские торговцы «миром» и «компромиссом» продают то, что им не принадлежит. Монополия на эти товары у Москвы, а её украинские торговые представители способны продать мне лишь мое собственное поражение. А, заодно, и всей стране.