Евангельский пацифизм Владимира Марцинковского

Источник: Альманах «Богомыслие» № 19, 2008, избранные фрагменты.

Сама по себе идея евангелизации в студенческой среде и вовлечение студентов в миссионерское служение возникла во второй половине XIX века в Америке. Во многом ее связывают с деятельностью Д.Л. Муди – знаменитого американского проповедника-евангелиста. Именно он одним из первых стал проводить конференции для студентов, на которых они массово изъявляли желание участвовать в миссии (Chapman J.W. The life and work Dwight Lyman Moody // http://www.biblebelievers.com/moody. (Дата обращения: 11.04.2015).

На тот момент уже существовала Христианская Ассоциация Молодежи (Young Man Christian Assotiaton), с которой длительное время сотрудничал Д.Л. Муди (Поллок Д. Моуди. СПб.: Христианское общество «Библия для всех». 2002. – С. 43-48). Она дала толчок к появлению и дальнейшему развитию организаций, работавших с молодежью, и, в особенности со студентами. Именно YMCA первой попыталась наладить работу с молодёжью в России…

Появление Христианского Студенческого Движения в России во многом обязано деятельности одного из руководителей YMCA Джона Рэйли Мотта (Mott John Raleigh). Этот яркий харизматический лидер, провозгласил всемирную евангелизацию в течение одного поколения. Мотт считал, что для достижения этой великой цели необходима подготовка грамотных, квалифицированных сотрудников. Причем это должны были быть не только студенты теологи, но и врачи, юристы, философы (Джон Мотт и Россия // Livejournal. – URL: http://ljwanderer.livejournal.com/282999.html?view=2212215#t2212215. Дата обращения: 04.12.2016).

Впервые Мотт приехал в Россию в 1899 году, где его проповеди имели огромный успех среди молодёжи. Однако он понимал, что для построения служения необходима работа местных служителей. Его деятельность вдохновила на служение среди студентов Павла Николаевича Николаи (1860-1919). В том же году было провозглашено создание Российского Студенческого Христианского Движения (Молодые христиане, барон Николаи и студенты // Livejournal. – URL: http://ljwanderer.livejournal.com/283774.html. (04.12.2016).

Николаи сразу же развил бурную деятельность. Вот так его служение описывается в книге Софьи Ливен «Духовное пробуждение в России»: «Работу среди студентов начал брат Павел Николаевич Николаи: скромно, без всякого шума, но с сознанием долга и ответственности перед Господом. Он вёл её в про должение многих лет. Павел Николаевич принимал участие в наших собраниях и был всеми любим, но работу по изучению Слова Божия со студентами вёл самостоятельно, без связи с общинной работой.

Он приглашал студентов к себе на дом, и вначале желающих изучать Слово Божие находилось немного. Его целью было, знакомя молодёжь, в то время большей частью заражённую атеизмом, со Словом Божиим приводить её к вере во Христа. Он не желал придавать этим библейским беседам сектантский характер, или призывать к определённому вероисповеданию (Ливен С. Духовное пробуждение в России. / Сайт «Благовестник». – URL: http://www.blagovestnik.org/books/00209.htm#3. Дата обращения: 21.03.2015).

В 1903 году на кружок Николаи впервые пришел Марцинковский. В своих «Записках верующего» он рассказывает, что его на этот кружок привел какой-то знакомый. С первой же встречи он был очарован простотой, искренностью и глубокой верой Павла Николаевича. Описывая своё состояние после первой же беседы, Владимир Филимонович говорит: «Как будто распахнулась дверь из тьмы и холода в высокий зал, где радостно и светло. Столько тепла и света пролилось сразу в мой одинокий, угрюмый мир, душа дрогнула, затрепетала» (Марцинковский В.Ф. Записки верующего // Сайт «Библиотека Якова Кротова». – URL: http://krotov.info/library/13_m/ar/zinkovsk_2.htm. Дата обращения 05.12.2016).

И все-таки личностное откровение о Боге Марцинковский получил далеко не сразу. Когда Николаи заговорил с ним о личной вере, Владимир Филимонович ответил, что это ему безразлично. На следующий год Павел Николаевич пригласил его на конференцию, проходящую в городе Келломяки (нынешний пос. Комарово в Санкт-Петербургской области. Там, гуляя в парке, он снова заговорил с ним о Боге и предложил вместе помолиться. Как позже вспоминал сам Марцинковский, после этого разговора он решил, что настало время, и «впервые обратился к Богу с нуждой в Спасителе» (Марцинковский В.Ф. Записки верующего // Сайт «Библиотека Якова Кротова». – URL: http://krotov.info/library/13_m/ar/zinkovsk_2.htm. Дата обращения 05.12.2016). Это внешне невзрачное событие повернуло всю жизнь Владимира Филимоновича. Начиналась новая жизнь – жизнь христианина! …

В этот период особенно развилась деятельность Марцинковского как лектора. Он много путешествует по России, устраивая собрания и лекции. Уже одни названия его лекций говорят о его незаурядном уме: «Смысл красоты», «Смысл страдания», «Евангелие и свобода», «Когда люди станут братьями», «Возможна ли нравственность без религии?» и многие другие (Коваленко Л. Облако свидетелей Христовых для народов России в XIX(XX веках. – Сакраменто. – С. 165).

На лекциях Марцинковского часто использовалась музыка. Иногда он и сам играл на скрипке. В отличие от иностранных миссионеров, он часто ссылался на церковное предание, Отцов Церкви, много цитировал русских писателей и поэтов. Его лекции были понятны и доступны многим. С равным успехом Владимир Филимонович мог проповедовать крестьянам в какой-нибудь дальней деревне и представителям столичной интеллигенции.

Слух о необычном лекторе распространялся далеко вперед. Однажды Марцинковский вел лекцию «Евангелие и свобода» в одном большом селе в Тверской губернии. Для этого был арендован второй этаж в чайной. Несмотря на то, что помещение было просторным и могло вмещать до 400 человек, оно оказалось настолько переполненным, что чуть не обвалился пол. Пришлось искать другое место (В.Ф. Марцинковский Записки верующего // Сайт «Библиотека Якова Кротова». – URL: http://krotov.info/library/13_m/ar/zinkovsk_2.htm. Дата обращения 05.12.2016).

Успех лекций часто приводил слушателей к полной перемене в жизни. Так, в 1919 году лекцию Марцинковского «Действительно ли существовал Христос?» посетил красноармеец Николай Пестов. Выйдя из зала, он порвал свой партбилет. После этого Николай Евграфович посещал студенческий кружок, на котором встретил свою будущую жену. Сам он стал ревностным христианином (Шеметов М. Памяти Николая Евграфовича Пестова // Вестник Русского Христианского Движения. – 1982. № 1(2. С. 303).

Вскоре начались страшные времена. Затяжная, кровопролитная Первая Мировая война сменилась революцией и Гражданской войной. Однако Марцинковский не только не ослабил своей деятельности, но лишь усилил её. Об особенностях его служения в это время можно судить, например, по такому упоминанию в «Записках верующего»: «Еду в Киев. Там назначена моя лекция в Коммерческом Институте на тему о единении и братстве. В городе пушечная стрельба. Это берут военное училище. Публики на лекцию пришло мало: человек семьдесят. Пришли, кто был посмелее да жил поближе» (В.Ф. Марцинковский Записки верующего // Сайт «Библиотека Якова Кротова». – URL: http://krotov.info/library/13_m/ar/zinkovsk_2.htm. Дата обращения 05.12.2016).

«Записки верующего» отражают немало подобных сцен. Марцинковскому не раз приходилось находиться фактически на линии фронта, полыхала вся страна. Самое время было затаиться в каком-нибудь тихом месте. Однако Марцинковский продолжил свое служение…

В лекции Марцинковского «Когда люди будут братьями?» он говорит об еще одном из основных аспектов его проповеди – личном обращении. Только в личном обращении ко Христу Владимир Филимонович видит возможность достичь мира. Мир в странах начинается с мира в душе!

«Не на полях сражений, а в сердце человека происходит решающая битва между Духом всеединства — Христом и духом разъединения — антихристом. Не парламент, а сердце каждого из нас — кузница, где переплавляются мечи; а пламя, способное переплавить их, это огонь Святого Духа, создающий новую психику, новое сердце в человеке. «Огонь пришел Я низвесть на землю и как желал бы, чтобы он уже возгорелся», — говорит Христос. Дело не в формальном, внешнем пацифизме и не в наружном «братании», выражающемся в одном лишь внешнем, техническом воздержании от войны, тогда как в душе и в повседневной жизни нет мира и новой преображенной жизни. В этом случае, если я не пойду на войну, другие пойдут за меня и будут выявлять то эгоистическое и злобное, накоплению которого я способствовал своим себялюбием. А человек, нашедший Божий мир, примирение со всем и со всеми, не только не поднимет руки на другого, но ему откроются пути к величайшему творчеству на Земле — миротворчеству» (Марцинковский В.Ф. Смысл жизни. Сборник статей известного христианского писателя. – Новосибирск: Посох, 1996. – С. 112)…

В 1919 году, после лекции «Можем ли мы жить без Христа», на которой Марцинковский очень резко отозвался об атеизме, назвав его безумием, которое сейчас провозглашается на улицах, впервые был арестован. В предъявленном ему обвинении говорилось что он «агитирует против советской власти». Впрочем, пробыл под арестом он недолго, его выпустили под подписку о невыезде и явки в ЧК по первому требованию.

Стоит отметить, что подобного рода обвинения были абсолютно беспочвенны. Марцинковский умел отличать религию от политики, и был совершенно аполитичен. Как-то раз, на вопрос о том, к какой партии он принадлежит Владимир Филимонович ответил что он «теократический анархист», и пояснил, что когда все люди уверуют во Христа, государства будут не нужны. В «Записках верующего» он одинаково сочувствует и красной и белой сторонам. Даже после высылки за границу, видя, что страна все более скатывается в безбожие, он пишет, что Россия больна, но Христос склоняется над ней и исцеляет ее раны. Возможно в этом одна из причин, почему Марцинковский не смог до конца сойтись с русскими эмигрантами.

В 1919 году Марцинковский покинул Самару и вернулся в Москву. Для этого понадобилось брать разрешения в ЧК. Впрочем, некоторое время побыв в Москве, он отправился с в поездку с лекциями. Посетил города Богородск и Подольск. По возвращению в Москву его ожидал неприятный сюрприз – призыв в армию. Сам Владимир Филимонович был убежденным пацифистом и был категорически против службы. После окончания университета он получил освобождение от службы, поскольку был учителем гимназии и по закону мог не служить. Однако это место он уже оставил…

Ещё со студенческих лет Марцинковский стал отрицательно относиться к войне ввиду Нагорной проповеди Христа, в частности, о Его заповеди любви к врагам (Матфея 5:44 «А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас…»).

По окончании университета и до 1914 года он имел льготу об отстранении от военной службы ввиду своего устройства на государственной службе в качестве преподавателя гимназии. Начало Первой Мировой войны застало Марцинковского на его родине, в Волынской губернии, всего лишь в 70 км от фронта, откуда мобилизованных отправляли на фронт довольно быстро, снаряжая только оружием и не всегда выдавая форму; также его учительская льгота на службу в армии не действовала, так как он занимался в РСХД.

Владимир Филимонович стоял перед тупиком, так как он понимал, что должен отказаться от службы, но понимал, что находится в прифронтовой полосе и должен что-то делать по этому поводу. Обратившись к Евангелию, глаза служителя упали на слова из 1-го Коринфянам 10:13: «Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести». Этого было достаточно, чтобы ухватиться за эти слова и предать всё дело в руки Господа. И действительно, на медицинском освидетельствовании Владимира Филимоновича освободили от военной службы ввиду проблем с сердцем (и даже по вторичному призыву в 1916-м году евангелист получил освобождение, также чудно, как и все последующие разы – как в Первую Мировую, так и в Гражданскую войны)…

В это время существовал закон, по которому верующие, исповедующие отказ от насилия освобождались от службы. Для этого даже был создан специальный орган – Совет религиозных общин. Руководил им Владимир Григорьевич Чертков. В составе его были представители разных религиозных движений – меннониты, евангельские христиане, трезвенники (Гетель, Е.И. Объединенный совет религиозных общин и групп как одно из проявлений русского пацифизма // Сайт «Библиотека Максима Мошкова». – URL: http://az.lib.ru/c/chertkow_w_g/text_0140.shtml. Дата обращения: 07.12.2016). Дело было передано в этот совет. Оставалось только доказать, что Марцинковский не может служить по религиозным убеждениям. Но это было не так просто сделать, поскольку официально Владимир Филимонович был православным, по факту же, не принадлежал ни к одной религиозной организации.

К счастью экспертом по его делу был баптистский служитель П.В. Павлов. Он сумел доказать, что Марцинковский все время трудился, вел частную школу, занимался с молодёжью. Вердикт суда был таков: «Исходя из всего вышеизложенного и суммируя доводы экспертизы, Суд определяет: гражданина Марцинковского Владимира Филимоновича от несения военной службы во всех ее видах, как активной, так и вспомогательной, освободить, предоставив ему право работать на пользу молодежи и детей улицы, оставаясь организатором и проповедником всюду, где нищета духовная ищет и просит подаяния и пищи духовной. По объявлении копию с настоящего определения выдать просителю и сообщить в Совет религиозных общин и групп» (цит. по: Марцинковский В.Ф. Записки верующего // Сайт «Библиотека Якова Кротова». – URL: http://krotov.info/library/13_m/ar/zinkovsk_2.htm. Дата обращения 05.12.2016)…

Владимир Филимонович Марцинсковский был выслан из России в конце 1923 года… В первые годы пребывания за рубежами России, и в дальнейшем, Владимир Марцинковский тесно и плодотворно сотрудничал с Миссионерским Союзом «Свет на Востоке». Эта миссия была основана пастором Реформатской церкви Вальтером Жаком (1878–1939) в 1920 году, в Германии. Пастор Жак с 1918 года вел духовную работу среди русских военнопленных. Работа шла успешно. Множество солдат из России и Украины пережили обращение к Христу и, возвратившись на родину, смогли открыть в разных уголках России и Украины евангельские церкви.

Главная штаб-квартира новообразованной миссии находилась в городе Вернигероде, в горном местечке Гарц. Там, в 1927 году Владимир Филимонович написал свою известную книгу «Записки верующего», об опыте духовного служения в России, охваченной революцией и гражданской войной. В советское время до самой Перестройки эта книгу власти запрещали читать, сотрудники спецслужб отбирали ее у верующих, а распространителям давали тюремные сроки.

Филиалы миссии «Свет на Востоке» открывались в Швейцарии, Голландии, Польше. Владимир Марцинковс кий стал близким другом и соработником Вальтера Жака и меннонитского проповедника Якова Крекера. Эти проповедники обычно сопровождали Марцинковского в поездках по странам Европы, организуя публичные духовно-рросветительские собрания с участием Марцинковского. Насыщенное лекционное турне Владимир Марцинковский совершал в больших и малых городах Чехословакии, Германии, Франции, Польши, Румынии. В 1930 году Марцинковский переселился на постоянное местожительство в Палестину…

Кроме университетской аудитории в Иерусалиме, нашлось еще одно вполне подходящее место для чтения лекций. Это был дом с очень удобным и просторным залом, принадлежащий Габриэлу, арабу-христианину. Хозяин и те христиане, которые оформили строение и прилегающий участок земли на Габриэла, решили посвятить дом для проповеди Евангелия евреям. Над главным входом красовался текст: «Ищущие Истину».

Не раз дом этот становился объектом нападок со стороны религиозных фанатиков. Они делали заслоны на подступах к дому, грубо останавливая тех, кто хотел бы присутствовать на духовных беседах и лекциях. Случалось, что они на улицах отбирали у людей Евангелие от Иоанна, рвали листы на клочья, разбрасывая по сторонам. Но, как часто бывает – Господь зло обращает в добро. Как-то в руки прохожему раввину попался фрагмент страницы из Евангелия. Он поднял его на улице, прочел слова Христа и очень захотел поговорить о Нем с христианским проповедником. Как Никодим, он приходил в этот дом к хозяину, тайком, ночью.

Перед началом одного многолюдного собрания в доме Габриэла, Марцинковскому предложили, на всякий случай, полицию для поддержания порядка. Он отказался, сославшись на то, что у каждого человека должен быть полицейский внутри – совесть. Но, во время проповеди неожиданно поднялся неимоверный шум и гвалт. Проповедник сделал паузу, предлагая совершить молитву. После молитвы наступила некоторая тишина. Недоброжелатели покинули зал. Однако, столпившись неподалеку на улице, они стали бросать камни на железную крышу здания. Но, неожиданно полил сильнейший дождь. Насквозь промокшие от ливня, бунтовщики вновь вошли в зал. Сидели тихо, видимо, уразумев, что это было вмешательство небес в ситуацию» (Marcinkowski Nelly. When it Rain out of a Blue Sky. Translated from the German Achenbah Paul. – P. 113)…

Атмосфера свободы, навеянная евангельскими призывами к оной (2-е Коринфянам 3:17, Галатам 5:13 и т.п.), а также всеобщий дух влечения к свободе во время русских революций оставили глубокий след в сознании и духовной жизни Владимира Филимоновича Марцинковского. Горя искренним пламенем Евангелия, который он распространял среди всех, кого знал, и ради которого он даже покинул прибыльное место учителя гимназии с хорошим жалованием и посвятил себя служению в Русском Студенческом Христианском Движении, Марцинковский видел назначение церкви не в поставке послушных служителей государственной машине (хотя если государственные законы не посягают на возможность свободной проповеди Слова Божьего, то государству бояться нелояльности со стороны верующих нечего), а в живом служении Богу и спасению через личное обращение и крещение во взрослом возрасте.

Позиция евангелиста была неизменна даже когда это было небезопасно – в годы существования государственной церкви как официальной церкви России. Искренняя преданность Христу и Его Евангелию позволяла Марцинковскому спрашивать себя тот же вопрос, который задавали священникам апостолы из Деяний 5:29 – «… должно повиноваться больше Богу, нежели человекам». Взгляды о недопущении военной службы также подтверждают главную идею жизни Марцинковского: государство и церковь могут сосуществовать, но как соседи, а не как единое целое.

Отношение церкви и государства и военная служба являлись для Марцинковского особенно важными ввиду того, что во-первых сам служитель причислял себя к православию и никогда из него формально не был ни изгнан, ни не уходил сам, а во-вторых оба этих вопроса и отношение к ним с точки зрения официальной РПЦ на тот момент было полностью противоположным: РПЦ признавала и власть государства над собой, добровольно отказываясь от свободы в христианстве, и возможность вести войну на благо этого государства, вместе с которым составляла единое целое, тогда как Владимир Филимонович выступал последовательно против этих идей, видя, как «государственная вера» в основном убивает всякую живую веру в людях, а военная служба идёт в разрез с Нагорной проповедью Христа о любви ко врагам.

Крайнего пацифизма у Марцинковского не было, но сам он не агитировал за свои взгляды именно в плане военной службы ввиду понимания, что государство поставлено Богом для наказания преступников, поэтому вооружённые силы существовать должны, другой вопрос – могут ли в них работать христиане? По мнению Марцинковского – нет, христиане в военной сфере делать нечего. Главным стихом этого подпункта вполне можно считать Луки 20:25, который явно указывает на возможность добрососедских, но не слишком близких отношений церкви и государства: «Он сказал им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу».