«Все это стоит того…»

Тоби Лакхерст

Оригинальное название статьи: Кто такие миссионеры: служители добра или непрошеные гости?

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-46369681

«Вы можете подумать, что я повредился головой на этой почве… Но я думаю, что всё это стоит того, чтобы нести весть об Иисусе этим людям». Это слова из последнего письма Джона Аллена Чо, которое он послал своим родителям перед тем, как его на прошлой неделе убили аборигены Северного Сентинельского острова. И хотя он сам не был миссионером, Чо утверждал, что его цель — нести слово Божье этому племени.

Его попытки сделать это привлекли внимание к сотням тысяч христиан по всему миру, которые распространяют свою веру. Но кто эти миссионеры? Силы добра, действующие по всему миру, или непрошеные гости? Чего они хотят достичь?

Кто такие миссионеры?
Хотя другие религии тоже рассылали своих миссионеров по всему миру, самым известным и массовым стало движение христианских проповедников.
Миссионеры всех христианских конфессий цитируют отрывок из Евангелия от Матфея, где воскресший Иисус говорит своим последователям: «Итак, идите, научите все народы» (Мф. 28, 19-20).

Этот отрывок известен миссионерам как «Великое поручение» и считается одним из последних наказов, которые Иисус дал ученикам перед своим вознесением на небо.
Религиозные люди часто оказывались в авангарде усилий по колонизации. Распространение христианской веры рассматривалось как способ «цивилизовать» отсталые народы за пределами Европы и США. Со временем миссионерство превратилось в форму физического, равно как и духовного развития.

«Каким бы сильным поводом для обсуждения миссионерства ни был Джон Чо, он — не типичный представитель евангельских христиан. Он скорее аномалия», — рассказал в интервью Би-би-си Дэвид Холлинджер, почетный профессор Калифорнийского университета в Беркли. «Евангелисты продолжают заниматься прозелитизмом (попытками обратить в свою веру — ред.), но кроме того они сейчас строят больницы и школы. У некоторых есть очень мощные проекты их христианского служения», — говорит он.

По данным американского Центра изучения всемирного христианства, в 2018 году около 440 тысяч христианских миссионеров работали за пределами своих стран. Эта цифра включает в себя католиков, протестантов, православных христиан и такие североамериканские организации, как Свидетели Иеговы и Церковь Иисуса Христа Святых последних дней, более известная как мормоны. Мормонская церковь — одна из немногих, имеющих централизованную миссионерскую программу. Сегодня в ней принимает участие около 66 тысяч проповедников по всему миру, а за всю свою историю организация отрядила более миллиона миссионеров. В 2017 году, по данным этой церкви, ее миссионеры крестили больше 230 тысяч новообращенных.

Чем занимаются миссионеры?
Джон Аллен (не имеющий отношения к погибшему Джону Аллену Чо) и его жена, сертифицированная медсестра-акушерка Лена, 15 лет работают в качестве христианских миссионеров в Папуа — Новой Гвинее. Эта американская пара стремится пропагандировать христианские ценности и евангельскую модель трансформации личности.

«Мы не добиваемся того, чтобы люди верили в то же, во что верим мы, — рассказал Аллен в электронном письме Би-би-си. — Мы хотим, чтобы люди сами увидели в Библии, что у Бога есть план для всего человечества в целом и для каждого из нас в отдельности».
Десять лет назад пара открыла медицинскую клинику для жителей общины камеа в новогвинейской провинции Галф.

В их лечебном центре «Кунаи» работают пятеро местных сотрудников и три медсестры из США. Кроме лечения болезней и травм, они запустили несколько программ для будущих мам и новорожденных. Аллен говорит, что они с женой в совершенстве овладели общепринятым в этих краях языком ток-писин, служащим основным средством общения между сотнями сильно различающихся между собой этнических групп Папуа — Новой Гвинеи. А сейчас они учат и язык камеа. До 2009 года у этого языка не существовало письменности, но сейчас супружеская чета пытается его записывать.

«Его очень сложно учить, потому что нам самим приходится документировать этот язык, — говорит Аллен. — Насколько мы знаем, ни один иностранец до сих пор этот язык не выучил». «Но не все миссионерство сегодня выглядит так; это мы решили всем этим заняться», — объясняет он.

Эндрю Престон, профессор американской истории в Кембридже, говорит, что традиционно многие миссионеры первыми учили ранее неизвестные языки. «Сегодня это не так распространено, — объясняет он Би-би-си. — Но 100 лет назад только миссионеры и владели этими языками, и не только малоизвестными африканскими и азиатскими языками, но даже китайским и японским».

Аллен признает, что ему постоянно приходится узнавать для себя что-то новое, он всецело поглощен этим процессом. «Лучший способ узнать людей — это посидеть с ними в грязи, поесть с ними их еды, поспать у них в хижинах, разделить с ними радостные и тяжелые моменты, — говорит он. — Тогда ты начинаешь ценить свою новую семью и смотреть на их культуру их глазами».

Скотт и Дженнифер Эспозито работают внеконфессиональными миссионерами в Никарагуа. У них там своя ферма, спортивные программы и группы по изучению Библии, в которых они распространяют свою веру. «Мы неустанно распространяем слово Божье», — рассказал Скотт в телефонном разговоре с Би-би-си. Супруги намеренно не считают число людей, которых они обратили в свою веру, но, по их примерным прикидкам, это от 800 до 1200 человек за последние шесть лет.

«Каждая душа имеет значение, — говорит Скотт. — Когда ты начинаешь их считать и ставить себе цель, например, 500 человек, ты становишься настолько одержим цифрами, что проходишь мимо того человека, который так важен, что на него пришлось бы потратить много времени».

Что они думают о Джоне Чо?
«Когда стала история Джона Чо получила огласку, я подумал: ничего себе, ведь мы подумывали сделать то же самое», — говорит миссионер Джон Аллен. И хотя лично он не собирался в поездку на Андаманские острова, он рассказывает о коллегах, которые обсуждали идею отправиться к сентинельцам. «Пусть они и не готовились к поездке всерьез, но они обменивались мыслями о том, как безопасно установить контакт с этими людьми, как добиться их расположения, как свести к минимуму свое воздействие на них, но в то же время — завести с ними общение, чтобы изучить их язык и культуру», — говорит он.

Супруги Эспозито считают произошедшее с Джоном Чо трагедией. Им известно, что одни считают его действия безрассудными, а другие — выражают им поддержку. «Я бы воздержалась от того, чтобы бросить здесь камень в кого бы то ни было, — говорит Дженнифер Эспозито. — Из того, что я читала, он любил Господа — его жертва может в дальнейшем многих привести ко Христу. Кто знает, что он посеял своим поступком и не приведет ли это к каким-то более значимым и крупным последствиям?»

Ее муж считает, что если бы так же в нарушение законов и обычаев на остров отправилась, скажем, группа врачей, чтобы спасти племя от какой-нибудь болезни, то реакция на это была бы совсем другой. «Если бы эти медики поехали туда и их бы там убили, то, я думаю, что большинство людей назвали бы их поступолк отважным, — говорит он. — А ведь Джон Чо отправился туда, чтобы спасти их бессмертные души».

При этом Скотт не одобряет нарушения законов, допущенные Чо, и говорит, что они с большим уважением относятся к местным законам и обычаям. «В сердце мы все должны быть такими, как он, в том смысле, что он был готов принять смерть. Но я не думаю, что всем обязательно нужно искать встречи с опасными племенами», — полагает Скотт.

Миссионерство — форма империализма?
Бывший миссионер Кэйтлин Лоуэри написала у себя в «Фейсбуке» пост через несколько дней после смерти Джона Чо: «Я сама была миссионеркой. Я думала, что делала богоугодное дело. Но, если начистоту, я делала то, что тешило мое самодовольство».
По ее словам, то, чем она занималась, было ничем иным, как демонстрацией превосходства белой расы и колонизаторством.

Марк Плоткин — ботаник, сооснователь и глава «Группы по сохранению природы Амазонки» (ACT), которая вместе с колумбийским правительством ведет работу по защите изолированных племен. «Я работал 30 лет в джунглях Амазонки, и я видел два типа миссионеров, — рассказал он Би-би-си. — Одни хотят подготовить племена для жизни во внешнем мире, другие — спасти какое-то число душ во имя Иисуса». По его словам, хотя миссионеры и искренне верят, что делают мир лучше, на деле их работа может принести большой вред.

«Вытаскивать из джунглей людей, которые прежде не общались ни с кем из внешнего мира, «ради их собственного блага» не всегда идет им на благо», — рассказал он Би-би-си.
Он вспоминает о народности акурио из Суринама, к которым приехали миссионеры в 1969 году. В течение следующих двух лет, по словам Плоткина, от 40 до 50% акурио умерли от респираторных заболеваний, а кроме того, как подозревает активист, из-за стресса и культурного шока. «Они впервые видели людей в одежде, и эти люди делали им уколы», — говорит Плоткин. «Никто не должен играть в Бога», — добавляет он.

Некоторые страны довольно настороженно относятся к миссионерской деятельности.
В Непале прозелитизм преследуется по закону. В августе этого года, как сообщали СМИ, были приняты поправки, согласно которым иностранным проповедникам грозит тюрьма сроком до пяти лет с последующей депортацией.

Исторически, говорит профессор Престон, многие, хотя и не все, протестантские миссионеры из США начинали испытывать двойственное отношение к имперскости.
«Они осознавали, что были частью жесткой американской экспансии, они не могли этого избежать», — отмечает Престон. Из-за этой связи некоторые миссионеры начинали активно поддерживать местную самобытность и националистические устремления — даже если это шло вразрез с целями США. «Было немало и тех, кто верил в американскую исключительность. Но многие из них хотели улучшить мир на христианских, а не на американских началах», — замечает профессор.

Аллен соглашается, что эта взаимосвязь может осложнять работу и что его возмущает, когда он видит проявления колониализма в миссионерской среде или даже в бизнесменах. «Но иногда, как бы сильно мы ни старались, местные начинают испытывать к нам излишний пиетет», — говорит он, объясняя, что миссионеры стремятся строить искренние отношения, основанные на взаимном уважении и доверии. «Я не настолько наивен, чтобы думать, что когда-нибудь сам превращусь в камеа, но наша команда старается устранять любые проявления колониализма и заменять дружбой, основанной на взаимозависимости», — подчеркивает Аллен.