«Не будут делать зла и вреда…»

Гололоб Г.А.

Пророк Исаия восклицает: «Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (Ис. 11:9). Пророк предвещает наступление «золотой эры» мира и благополучия в Израиле и по всей земле, потому что люди «познают» Господа, т.е. испытают на себе Божьи благословения. Это пророчество еще не исполнилось, поэтому его исполнения мы ожидаем в будущем, но в каком будущем: земном или небесном?

Все христиане относят исполнение этого пророчества ко времени наступления т.н. «Тысячелетнего царства», но сама природа этого царства понимается ими по-разному: буквально и политически или образно и духовно. Одни связывают его с периодом Церкви Христа, другие — со Вторым Пришествием Иисуса Христа. Различие состоит в том, будет ли осуществляться это на Земле, или же только в небесах, с Приходом Христа или без этого Прихода, естественным образом или сверхъестественным. Поскольку Бог обычно использует естественную подготовку для осуществления Своих грандиозных планов, приходится признать, что эра Церкви Христа и является таким подготовительным этапом, необходимым для осуществления Второго Прихода Христа на Землю.

Если эра мира и благополучия должна быть принесена на Землю Мессией, тогда в христианском понимании Он уже пришел и принес ее в нашу жизнь в духовном виде. Конечно, мы уже имеем мир в своей душе с Богом и с нашими ближними, но как быть с исполнением земной части этого пророчества? Она с необходимостью будет следовать за духовной: если в нашу жизнь пришел мир духовный, то мы уже, по крайней мере, частично или постепенно должны прийти также и к миру материальному, социальному и даже международному.

Мало того, в виде подготовительного процесса эта часть Божьего пророчества может даже предшествовать осуществлению его духовной части. В этом смысле, изучая ранние этапы человеческой цивилизации, мы можем предугадать то, в каком направлении она движется, чем задано ее развитие и какие цели перед нею поставлены Самим Богом. Ниже мы поразмыслим о судьбах войны и мира на заре возникновения человеческой расы, чтобы попытаться лучше понять, какими они будут в конце земной истории, ведь Бог продолжает управлять ею Своими и лишь Ему известными путями.

Прошлое как ключ к будущему
Замысел Бога о будущем можно узнать путем изучения не только библейских пророчеств, но и даже ранних этапов человеческой истории. Одним из самых удивительных сравнений между прошлыми и будущими событиями дал нам Иисус Христос. «И как было во дни Ноя, так будет и во дни Сына Человеческого: ели, пили, женились, выходили замуж, до того дня, как вошел Ной в ковчег, и пришел потоп и погубил всех. Так же, как было и во дни Лота: ели, пили, покупали, продавали, садили, строили; но в день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба дождь огненный и серный и истребил всех; так будет и в тот день, когда Сын Человеческий явится» (Лк. 17:26-30).

Христос уподобляет последнее время Божьему суду, уже имевшему место в древности и выраженному в послании на древних людей вод всемирного потопа. Почему уместно такое сравнение? Потому что в обоих случаях люди заслуживают Божьего суда. Это значит, что будущее поколение людей достигнет такого нравственного разложения, которым характеризовались предыдущие Божьи суды над людьми, прежде всего, жившими во времена Ноя, а также над жителями Содома и Гоморры. Иными словами, Бог остался тем же, указывая на существование определенной меры в Своем долготерпении (см. напр. Быт. 15:16; Иер. 5:28; Дан. 8:23; Мф. 23:32; 1 Фес. 2:16).

Это удивительно, что современная цивилизация еще не достигла уровня духовного разложения, присущего поколению людей времен Ноя, но именно этого уровня оно достигнет, когда грянет Последний Божий суд, которым завершится человеческая история. Это значит, что по духовному состоянию людей времен жизни Ноя мы можем судить о состоянии людей последнего времени. Оно же охарактеризовано весьма кратко: «Но земля растлилась пред лицем Божиим, и наполнилась земля злодеяниями. И воззрел Бог на землю, и вот, она растленна, ибо всякая плоть извратила путь свой на земле» (Быт. 6:11-12).

Важно отметить, что нравственное или духовное растление, о котором здесь говорится, выражено двумя основными характеристиками: качественной («растлилась» и «наполнилась злодеяниями») и количественной («всякая плоть»). Таким образом, конец человеческой истории будет напрямую связан с духовным растлением людей, подобным тому, которое имело место во времена Ноя. Если посмотреть на этот вопрос с моральной стороны, то это значит следующее: до тех пор, пока люди будут способны каяться, Второй Приход Иисуса Христа на Землю не наступит. Иными словами, Бог не может наказать человечество до тех пор, пока его нечестие не перейдет определенный Им предел Его долготерпения. Этим обстоятельством объясняется некая задержка в наступлении конца времен, описанная в некоторых притчах Иисуса Христа (см. напр. Мф. 25:5; Лк. 12:45; 19:12).

Однако у нас возникает вопрос относительно другого рода библейских пророчеств, говорящих о наступлении в будущем некоторого периода мира (см. напр. Ис. 2:4; 11:9; 32:17; Мих. 4:3-4). Невозможно предположить, что оба эти пророчества точно совпадут по времени в конце человеческой истории. Поскольку к будущему Библия относит как период мира, так и период войн, нужно определиться, в каком именно порядке они будут следовать один за другим. Разумеется, под мирным периодом мы не можем рассматривать окончательное состояние вечности. Этот мир восстановится не в конце человеческой истории, а вне ее, т.е. на новом небе и земле. Там и тогда наступит духовный мир, а мы сейчас говорим лишь о мире земном, человеческом, историческом.

Как ни странно это выглядит, но, кажется, более вероятным, что всеобщий мир сменится Божьим судом, чем наоборот. Павел указывает на то, что периодом мира воспользуются даже слуги антихриста: «Ибо, когда будут говорить: «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут» (1 Фес. 5:3). Здесь за периодом мира следует суд Божий. Апостол Иоанн также относит подобную смену мира неожиданным бедствием к окончанию Тысячелетнего периода мира и благосостояния: «Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их как песок морской. И вышли на широту земли, и окружили стан святых и город возлюбленный. И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их» (Откр. 20:7-9).

И, действительно, Бог не может судить людей в то время, к которое они достигли мира между собой. Поскольку же суд обычно следует за всеобщим и глубоким падением, период мира может лишь предшествовать и этому падению, и неизменно следующему за ним Божьему суду. Можно, конечно, предположить, что мир наступит после периода Божьего суда или в виде результата последнего. Если ожидаемого мира можно достигнуть столь просто, тогда Бог становится виновен в том, что не использовал раньше Своих судов для установления мира на земле. Однако мы знаем, что Бог не использует насилия для того, чтобы человек обратился к Нему или начал жить по Его воле. Бог имеет дело со свободными людьми, почему и не может вызывать их покаяние или любое другое послушание лишь с помощью Своих судов или наказаний.

Но у нас возникает другой вопрос: «Как и почему после периода мира может наступить период отступления даже некогда верных Богу людей?» Дело в том, что этот мир будет доступен даже неверующим людям, а такой мир не бывает столь же долговечным, какой существует у Церкви Христовой. Это одна из причин, почему мы не верим в политически насильственный характер Тысячелетнего царства, приготовленного для Церкви Христа. Христиане имеют духовные, а не мирские (политические) обетования Бога. Поэтому Тысячелетнее царство мира и благополучия, достигнутое в конце человеческой истории ненасильственным путем, т.е. существующее в том его качестве, которое еще не осуществилось в период Церкви, будет всегда ограниченным и несовершенным.

Да, и по своему качеству отсутствие войн – это лишь поверхностный слой победы над злом, который вполне может сосуществовать с враждебностью, существующей на личном уровне. Например, если какая-либо страна не находится в состоянии войны, то это не значит того, что внутри ее самой не существует других проявлений зла и вражды. Отсутствие войн – это единственное благословение Божье, обещанное всем людям на земле, но оно не равнозначно духовным благословениям, обещанным лишь Церкви Христовой. Таким образом, оглядываясь назад, мы можем предвидеть будущее. Ниже мы попытаемся ближе рассмотреть прошлое человеческой истории, чтобы лучше понять скрытый в ее общем течении замысел Божий.

Война и мир на заре человеческой истории.
Как выразился однажды известный английский социолог Герберт Спенсер, «главным занятием эпох дикости и варварства являлись войны». В целом мы можем согласиться с этим утверждением. Несмотря на то, что первобытные люди оставили очень мало свидетельств о том, как именно велись войны в древнем мире, они оставили после себя оружие (дубина, каменные топоры и ножи, копье, лук), что свидетельствует о факте существования постоянных сражений между ними. Разумеется, все это оружие использовалось также и для охоты на диких зверей, но, к сожалению, не только для этого. Впрочем, в то далекое время фактически любой созданный человеком предмет использовался в двух целях – и как оружие, и как орудие труда.

Ученые считают, что во времена палеолита лук и топор не были известны, поэтому основным оружием в это время признаются ими булава и копье, имевшее наконечник из кремня, костей или рогов убитых животных. Вероятно, Каин совершил свой первый грех, используя камень, который мог быть привязан к палке. Важно отметить, что Каин был не звероловом, а земледельцем. А от земледельца требовалась особая смекалка для производства орудий труда, чем от скотовода. Здесь важно понять, что Творец не учил людей военному искусству. Научились воевать друг с другом они сами.

Неолит, или новый каменный век, характеризовался значительным развитием в области обработки камня, поэтому он создал первое военное оружие и предшественника меча – кинжал из кремня. Кроме изготовления топоров и луков люди эпохи неолита имели также и щиты, защищавшие их от стрел противника. Тогда же люди начали выходить из пещер и селиться в защищенных валами или частоколами каменных постройках, устроенных в основном на возвышенностях (иногда на воде). Иными словами, одновременно с развитием наступательного оружия улучшились средства защиты. Люди очень рано не просто перестали доверять друг другу, а начали прямо-таки опасаться друг друга. И нам понятно, что все это произошло от греха не столько самого Адама, сколько его сына, Каина (см. «всякий, кто встретится со мною, убьет меня» в тексте Быт. 4:14).

В бронзовый век человек узнал, что такое металл, и начал усовершенствовать свое оружие. Использование бронзы делало оружие более прочным, чем это достигалось употреблением такого металла, как медь. Вскоре наиболее распространенным видом оружия становится меч с заостренным лезвием, сочетающий в себе преимущества колющего и рубящего оружия. Защитное вооружение, несомненно, появилось намного раньше, но, поскольку оно делалось из кожи и дерева (камень для этих целей не подходил), следов его практически не осталось. Разумеется, бронза использовалась также и в защитных целях (шлемы, панцири, небольшие щиты, наручи и т.д.). Одним словом, в те далекие времена люди защищались с помощью тех же самых материалов и средств, благодаря которым и нападали. И все это делалось людьми вопреки тому, что Бог научил делать первых праведников, используя против деятелей зла слово вразумления (см. Быт. 4:6-7).

Начиная с XVII в. до н.э. в Сирии было впервые предпринято производство железа, позволявшее людям изготовлять более прочные и потому более длинные клинки мечей. В Древнем Вавилоне железа не знали, а Египет и Ассирия поставляли его из Хеттского государства. В Палестину железное оружие попало вместе с филистимлянами. Соответственно железными стали и средства обороны (броня, шлемы, щиты), а также орудия труда. Например, в поэмах Гомера присутствуют ссылки на использование железа в качестве основного сырья для производства как оружия, так и инструментов. С улучшением оружия войны стали более частыми и кровопролитными. Не даром древние поэты называли войну порождением именно железного века.

Но были и мирные способы использования железа. Например, высокая прочность железа обеспечила возможность создания металлических струн, на которых можно было играть музыку. Поэтому струнные инструменты возникли значительно позже духовых и ударных, хотя их прототипы могли использовать в качестве струн жилы животных (см. Быт. 4:21). Но, создав музыкальные инструменты, люди быстро приспособили их не к общечеловеческому, а именно к военному искусству. Вскоре стали призывать к боевым действиям не рога животных, а медные трубы, представлявшие тогда разновидность фанфар.

О древних мирных обычаях свидетельств у нас меньше, чем о войнах, однако они были, что можно реконструировать по обычаям современных племен, ведущих первобытный образ жизни. Так, например, хорошо известно об одном древнем обычае самого низкорослого вида людей – пигмеев, живущих в Конго. Когда им удается убить слона, они приглашают на праздник, на котором его поедают, соседние племена. Кроме того, по отношению к путникам, терпящим во время своего путешествия различные неудобства, древние люди вели себя по законам восточного гостеприимства.

Также молодые люди древнего времени часто вступали в межплеменные браки, что усиливало родственные связи, по крайней мере, между соседними племенами, так необходимые для изучения местных языков и диалектов. При этом тесное общение содействовало языковой ассимиляции. Так, например, у полинезийцев, которые поддерживали между собой дружеские отношения, на всей группе островов был распространен только один язык. И, напротив, социальная изоляция приводила к дроблению первоначального языка на новые диалекты. Широкая осведомленность относительно существования подлинных врагов содействовала объединению родственных племен в союзы, преследующие оборонительные цели.

По крайней мере, внутриплеменная этика запрещала убийство своих единоплеменников. Как заметил известный британский этнограф Э.Б. Тэйлор, «между собой представители племени сиу признают убийство человека преступлением, за исключением случаев кровной мести; жители Борнео аналогично карали за убийство… древний закон рассматривал убийство соплеменника и убийство чужака как преступления совершенно разного порядка». И хотя заповедь «не убий» таким же образом понималась и в Древнем Израиле, все же это положение вещей в общем Божьем замысле представляло собой переходной этап к полному устранению не только индивидуальных убийств, но и международных войн.

Эти обычаи создавали более дружелюбные отношения между древними народами, что уменьшало опасность появления межплеменной вражды и, как ее естественного следствия, войн. Поэтому и греки гомеровского периода не были настолько дикими, чтобы воспринимать всех чужаков как своих врагов. Подозрительность же африканских аборигенов к белым людям была основана на печальном опыте того, что большое число коренных жителей было похищено европейскими работорговцами.

Доверительные отношения содействовали устранению изоляции примитивных племен, исчезновению их неосведомленности о жизни друг друга и смягчению больших различий в обычаях. Постепенно древние люди начали понимать, что общей безопасности можно достигнуть лишь путем объединения в широкие оборонительные союзы. Чем больше будет это объединение, тем большей будет общая безопасность.

Также можно напомнить и другой интересный обычай, распространенный в племени бангала: приближение каноэ чужаков из соседних деревень, не сопровождавшееся звучанием барабанов или пением, воспринималось как военная хитрость. Коренной житель племени лунда (балунда) посоветовал Дэвиду Ливингстону при приближении к деревне высылать вперед гонца. И великий европейский путешественник был вынужден признать, что подобная мера содействовала более мирному приему гостя жителями этого племени. Этот обычай обеспечивал существование безопасных условий для мирного общения между соседними племенами, содействую, например, такому предшественнику торговли, как обмен излишками пищи.

Насилие в библейский период
Хотя в целом Ветхий Завет описывает нам Бога Справедливости и суда, уже с первых глав Библии мы сталкиваемся также и с большим милосердием Божьим, проявленным к грешникам. Например, Адам, вместо помещения в ад, был лишь изгнан из Едема (Быт. 3:23-24). Его сын, Каин, вместо того же ада, был помилован и был изгнан с того места, где Бог продолжал общение с людьми (Быт. 4:12, 16). Но если Каин еще как-то переживал по поводу совершенного им греха убийства, то уже его правнук Ламех не делал и этого.

Вот как описывают слова последнего комментаторы Толковой Библии под редакцией А.П. Лопухина: «Восхищенный кровавым изобретением своего сына Тувалкаина, Ламех как бы подходит к своим женам и потрясая грозным оружием, надменно хвалится перед ними этой новой культовой победой, создающей ему положение деспота и властелина. «Я убью всякого, будет ли то почтенный, зрелый муж, или легкомысленный отрок, раз он осмелится нанести мне хотя бы малейшее оскорбление. И если Бог за смерть Каина обещал воздать всемеро, тоя, вооруженный грозным изобретением своего сына, сумею в семьдесят раз лучше постоять за себя сам!» Таким образом, «самый древний из дошедших до нас памятников поэзии – воспроизведенная в Библии кровавая песнь Каинова внука Ламеха – дышет не материальной нуждой, а дикой злобой и свирепым высокомерием», — замечает, вопреки позитивистам, наш известный философ-богослов В.С. Соловьев» (см. Указ. Соч., с. 49).

Второй этап насилия людей над себе подобными мы находим в библейском описании царствования Нимрода. Само это имя означает «бунтовщик», «мятежник», «возмутитель» (в Библии многие имена часто носят нарицательный характер, что объясняет наличие нескольких имен у отдельных ее персонажей). «Хуш родил также Нимрода: сей начал быть силен на земле. Он был сильный зверолов пред Господом; потому и говориться: сильный зверолов, как Нимрод, пред Господом. Царство его вначале составляли: Вавилон, Эрех, Аккад и Халне, в земле Сеннаар» (Быт. 10:8-10). Из данного описания видно, что его царство даже «вначале» представляло собой не столько царство, сколько империю. Некоторые толкователи переводят ст. 11 так: «Из сей земли вышел он (Нимрод) в Ассирию…» и далее описываются его другие завоевания и строительства (Ниневия, Реховофир, Калах и Ресен). Неудивительно, что вскоре в Вавилоне происходит невиданное событие: люди хотят увековечить свое могущество путем постройки башни до небес (Быт. 11:1-9). Разумеется, ничем иным как бунтом против Бога такое строительство не назовешь.

Если не считать насилием библейский потоп и уничтожение четырех городов долины Сиддим, то можно сказать, что наибольшее число возражений против библейского Бога связано с Его повелением уничтожить семь ханаанских племен. Разве мало Бог уничтожил древних цивилизаций, отмеченных жестоким идолопоклонством, человеческими жертвоприношениями и священной проституцией? Почему-то считается, что Бог был не в праве наказывать эти народы, как это сделал однажды со всем населением земли во времена Ноя или с содомлянами во времена Авраама.

Однако, мало кто из обвинителей священной агрессии Израиля обращает внимание на сами эти народы. Все почему-то думают лишь о невинных жертвах этого геноцида, состоящих из множества стариков, женщин и детей. Но в реальности ханаанские народы были далеки от невинности, поскольку их грехи проникли в саму кровь и плоть этих наций, оскверняя собою и женщин, и детей, и стариков. Однако уничтожение этих народов было исключительным событием, которое было инициировано Самим Богом и позже никогда в истории Израильского народа не повторялось. Если Бог однажды повелел сделать это в отношении конкретных народов, то это не означает того, что Он теперь будет всегда требовать этого от Израиля или Церкви.

Кроме того, никто не обращает внимания на то, что эта «цель» Бога так и не была осуществлена в действительности: эти народы не исчезли с земли Палестинской, а были изгнаны, а некоторые (не только гаваонитяне) даже и остались жить среди израильтян. Бог, вероятно, знал, что Израиль не сможет осуществить даже части этого Его повеления. Почему тогда приказывал? Возможно, потому и приказывал, что только такие строгие меры могли защитить робких израильтян от идолопоклонства. Получается, что это была не только исключительная, но и вынужденная мера, на которую пошел Бог.

Наконец, нам трудно разобраться, кто в Ханаане тех дней был местным жителем, а кто пришельцем, тем более воинственным. На страницах Библии и человеческой истории мы видим многочисленные образцы различных битв. Обычно свободные земли люди или народы заселяли далеко не мирным путем. А плодородные земли всегда заселялись первыми и делиться ими с пришельцами никто не хотел. Это лишь Авраам выкупил себе участок земли у сынов Хеттовых, чтобы похоронить свою жену (Быт. 23). А вот Иаков уже говорит Иосифу следующее: «Я даю тебе… один участок, который я взял из рук Аморреев мечом моим и луком моим» (Быт. 48:22). Так поступали в те времена многие народы, вынужденные в силу различных причин оставлять прежние свои места обитания.

Если мы присмотримся к хананеям, то увидим, что они сами не были коренными жителями Палестины, но завоевали ее в более раннее время: «От Ханаана родились: Сидон, первенец его, Хет, Иевусей, Аморей, Гергесей, Евей, Аркей, Синей, Арвадей, Цемарей и Химарей. В последствии племена Ханаанские рассеялись. И были пределы Хананеев от Сидона к Герару до Газы, отсюда к Содому, Гоморре, Адме и Цевоиму до Лаши» (Быт. 10:15-19). Важно отметить, что в те времена «рассеяться» или переселиться можно было только путем завоеваний. Последний стих следует понимать не как «были», а как «стали» пределы хананеев от Сидона до Газы.

Получается, что жители Содома и близлежащих городов были уничтожены по той же самой причине, по которой Бог повелел истребить семь ханаанских народов. Важно отметить, что с помощью Авраама Бог однажды помог жителям Содома, но они не обратились от своих злых дел, так и погибнув в своих грехах. При этом он вступил в союз с некоторыми амореями, которые, вероятно, пришли в Палестину вместе с Авраамом, подобно как кенеи вместе с Моисеем. Это объясняет тот факт, что отдельные представители даже обреченных на смерть народов могли принять иудаизм и остаться в живых (см. напр. Раав, Руфь, Урия Хетеянин и другие).

Если признать, что семь ханаанских племен сами были чужаками в Палестине, тогда их изгнание нельзя рассматривать как уничтожение коренных жителей, но как борьбу с завоевателями. Из числа этих племен, описанных в Библии, одни имели собственные государства за пределами Палестины (напр. хеттеи, амореи), что свидетельствует о частичном и чужеродном их присутствии на этой территории, а другие растворились в соседних народах (напр. рефаимы, кенеи). И лишь дальнейшая судьба кедмонеев не известна современной науке.

Что касается состава этих племен, то нам нужно понять почему, он в разных местах Библии оказывается разным. В целом, Бог обещал Аврааму землю, на которой жили следующие народы: «В этот день заключил Господь завет с Аврамом, сказав: потомству твоему даю Я землю сию, от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата: Кенеев, Кенезеев, Кедмонеев, Хеттеев, Ферезеев, Рефаимов, Аморреев, Хананеев, Гергесеев и Иевусеев» (Быт. 15:18-21). Но в текстах Втор. 7:1-2 и Втор. 20:15-17 приводится не десять, а лишь соответственно семь и шесть племен. Минимум из них составляют следующие: «Но предай их заклятию: Хеттеев и Аморреев, и Хананеев, и Ферезеев, и Евеев, и Иевусеев, как повелел тебе Господь Бог твой» (Втор. 20:17).

Последнее место Писания очень интересно еще в одном отношении. Чуть выше мы читаем следующее: «Так поступай со всеми городами, которые от тебя весьма далеко, которые не из числа городов народов сих. А в городах сих народов, которых Господь Бог твой дает тебе во владение, не оставляй в живых ни одной души» (Втор. 20:15-16). Получается, что поголовное уничтожение населения было определено лишь для этих семи племен, но евреям было обещана также и территория других племен, к которым они должны были отнестись более гуманно, сохранив жизнь, по крайней мере, женам и детям.

Из этого получается то, что мы не можем теперь сказать того, что Богу нужна была лишь территория для заселения израильтян и образования нового государства (кстати, последнее имело первоначально странную организацию, не содействующую милитаризму). Оказывается, Богу нужно было наказать полным истреблением лишь некоторые (т.е. греховные) нации, а не любые, проживающие на этой территории. Ведь Он мог и их просто изгнать из этой земли. Но не изгнал, поскольку они уже считали ее своей, и всякий раз пытались бы возвратиться в нее заново. Но других народов Бог не опасался оставить в живых, поскольку они либо уже имели собственные государства, либо были слишком малочисленны, чтобы иметь возможность соблазнить израильтян своим идолопоклонством. Таким образом, Бог повелел уничтожить только семь племен, а остальных (кедмонеев, кенеев, кенезеев, рефаимов) — просто изгнать из Палестины, хотя в ней остались жить даже и некоторые обреченные на уничтожение нации (напр. хетеи, амореи, иевусеи, евеи).

Получается, что из обещанных Аврааму территорий народов, среди израильтян могли законно находиться такие племена, как кенеи, кенезеи, кедмонеи и рефаимы, поскольку они вообще не были потомками Ханаана (первые два были даже родственными евреям народами, происходя соответственно от мадианитян и едомлян). Нам известно, что рефаимы отступили и ушли в землю Филистимскую. Из обреченных на поголовное истребление было семь народов: хеттеи, аморреи, хананеи, ферезеи, евеи, иевусеи и гергесеи (в списке Втор. 20 пропущены гергесеи, которых нельзя отождествить с евеями, согласно тексту Нав. 3:10, где они упомянуты вместе). В тексте Нав. 24:11 к этим семи добавлены жители Иерихона, но без указаний, к какой группе врагов Израиля они относились. Поскольку же текст Нав. 6:16 описывает жителей Иерихона, как народ, подлежащий заклятию, мы можем судить о том, что в нем жили хананеи (потомки других сыновей Ханаана, кроме перечисленных специально), довольно рослые (см. Нав. 6:1).

Итак, наше исследование ханаанских народов показало, что Бог употребил жесткие меры только на заре образования еврейской нации, когда ей угрожали очень сильные соперники (например, рефаимы и жители Иерихона). При этом важно отметить, что сами израильтяне не только не хотели отвоевывать обещанную им Богом землю (т.е. боялись своих соперников), но и не смогли ее отвоевать в полном объеме (т.е. не имели веры для этого). В итоге Божье намерение не было исполнено фактически по всем этим племенам, жителей которых мы встречаем в очень позднее время среди израильтян, или в соседних странах. Данный факт можно объяснить тем обстоятельством, что Бог знал наперед нерешительность и маловерие израильского народа, которое могло быть частично уменьшено под воздействием страха от столь тяжелого наказания этих народов, как поголовное истребление. Иными словами, мы не можем считать данное исключительное событие «священным геноцидом», учиненным евреями против местных жителей Палестины.

Очевидные причины войн
По данным Новикова, «с 1496 года до н.э. по 1861 год н.э., за 3357 лет, было всего лишь 227 лет мира и 3130 лет войны, или, другими словами, на один мирный год приходится 13 военных лет. За последние три века в Европе было 286 войн. С 1500 года до н.э. по 1860 год н.э. действие свыше 8000 мирных договоров было прекращено, хотя они должны были оставаться в силе еще долгое время. Среднее время их действия составило 2 года». Короче говоря, мирных лет в истории человечества было более чем в десять раз меньше, чем военных. Все это свидетельствует о некоторой природной склонности людей к войнам и кровопролитиям.

Почему же люди стали воевать? Самым первым ответом принято считать неспособность земли прокормить возросшее количество людей. Разве не об этом свидетельствует следующий текст Библии: «И ныне проклят ты от земли, которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей; когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле» (Быт. 4:11-12). Иными словами, люди перестали довольствоваться теми местам своего обитания, которые не могли обеспечить их легко доступной пищей, и начали мигрировать в поисках более плодородных, тем самым посягая на чужую территорию.

Более важной причиной происхождения войн следует признать нарушение первобытно-общинного строя и образование государственного строя как организованной системы принуждения населения. Однако самой главной причиной этому была обыкновенная человеческая алчность и властолюбие, не позволявшая людям удовлетворяться самым необходимым, и искусственным образом создававшая излишнюю привязанность к материальным благам. Все это вместе взятое привело к тому, что первобытное общество очень скоро произвело на свет тех, кто стал жить за счет труда других людей (первоначально должников и пленников). Разделение древнего общества на господствующий и подчиненный классы (здесь даже совсем не причем экономические формации) создало самые благоприятные условия для появления не только регулярных армий, но и возникновения войн.

Одним словом, люди стали делить между собой вначале власть, а уже потом – зависящие от нее природные богатства. Вот почему Библия не прославляет создание первого в мире государства Нимрода, а порицает его (см. строительство Вавилонской башни в тексте Быт. 11:1-9). Данное положение усугубило создание крупных городов вместо компактных и хорошо обеспеченных пищей селений. Здесь мы имеем дела с первыми попытками создания империй, предпринятыми, например, амбициозным царем Нимродом (Быт. 10:8-12). Кроме того, рост населения, предпринятый специально в целях усиления боевой способности армии, стал настолько неуправляем, что прокормить такую численность людей стало не просто. Примитивная вера древних людей, к сожалению, строилась не на моральных основаниях, а на страхе перед духами и идолами, интересы которых нужно было услаждать почти так же, как и старейшин племени.

Заключение
В нашем исследовании мы попытались показать, что в вопросах войны и мира жизнь древних людей не сильно отличалась от современных. Напротив, первобытные люди вели себя более естественно, поскольку еще не научились скрывать свои подлинные мотивы от глаз других людей, с кем им приходится общаться. Если говорить о взаимообусловленных причинах войны и мира, то время и обстоятельства жизни отдельных людей и народов отходят на задний план, выдвигая на передний моральный фактор. Внутри каждого из нас живет и волк, и ягненок, поэтому лишь от нас самих зависит, кого из них мы будем выкармливать.

Анализ отношения древних людей к вопросам войны и мира показал важность общения между различными народами. Чем больше мы знаем о жизни и культурных особенностях других народов, тем более вероятно налаживание доверительных отношений с ними. И, напротив, отказ от этого ведет к росту изоляции, подозрительности и враждебности как между отдельными людьми, так и между целыми народами. Поэтому первым делом для примирения враждебных народов следует поставить вопрос культурного, торгового, научного и иных форм их общения между собой. Постепенно люди начинают отдавать предпочтение миру и взаимопомощи перед войной и враждебностью.

Поскольку духовность древних цивилизаций постепенно падала, люди не научились решать эти проблемы сугубо моральными средствами. Война рассматривалась ими как единственное средство для собственного выживания. Бог допустил такое существование вещей, чтобы люди научились правильно оценивать также и все издержки от ведения войн, чтобы, в конце концов, отказаться от последних полностью. Например, моральный подход к войнам требует скорее уплаты виновной стороной материальной компенсации, чем развязывания очередной войны. И даже если размер этой компенсации оказывается непосильным, к этому делу должны подключиться все нации доброй воли, чтобы таким образом избежать возникновения войны. Люди должны, наконец, научиться решать свои проблемы цивилизованным, а не варварским путем, т.е. по-людски, а не по-звериному. И наибольшим стимулом для этого является миротворческая деятельность в этом мире Церкви Христовой, призванной его осолять своим присутствием.

Из определенных библейских пророчеств (см. Ис. 2:4; 11:9; 32:17; Мих. 4:3-4) нам стало известно, что Бог положил в Своих планах полностью устранить на Земле такое явление, как война. Это значит, что постепенно люди должны прийти к единственно возможному средству защиты от войн — признать необходимость отказа от использования излишних материальных благ, что можно достигнуть только путем морального воспитания их сознания. И хотя это простое правило часто оставалось неосознанным даже для цивилизованных людей, постепенно они приходят к пониманию необходимости полного отказа от войн на моральной основе. Естественная мораль может достигнуть некоторых результатов в деле распространения идеи миролюбия, только находясь под непосредственным влиянием христианской морали.

Поскольку Бог должен выиграть Свой спор с сатаной не только в потусторонней, но и в земной жизни, это предполагает использование Им не только сверхъестественных, но и естественных средств. Таким образом в последнее время человеческой цивилизации Бог докажет сатане правоту Своего морального, а не только правового подхода к людям. Победа Божьего замысла в истории человечества покажет всем небожителям то, что Бог не ошибался, предоставив людям свободу выбора. Тогда станет очевидным, что даже от свободного человека было оправданно ожидать сознательного повиновения вместо марионеточного служения. И пусть люди, достигшие исполнения этого обетования Божьего, имеющего универсальный характер, не спасутся в духовном смысле, они «спасутся» в смысле земном, и тем самым прославят Бога как Господина не только естественного творения и Священного Писания, но и человеческой истории.