«Земля будет наполнена ведением Господа»

Гололоб Г.А.

Евреи ждут прихода своего Мессии, но это ожидание может оказаться бесполезным, если они не будут знать того, каким Он должен быть? Однажды они уже упустили Своего Мессию. Почему же они обязаны повторить эту ошибку? Конечно, не обязаны, если они будут внимательны к словам Священного Писания, которое открывает нам основные характеристики Царства Мессии. С первых слов, мне хотелось бы оговориться, что в данной статье умышленно не будет идти речи о царстве Мессии лишь в его духовном содержании, имеющем отношение к спасению человеческих душ в потусторонней жизни. В данной статье мы будем говорить именно о земном царствовании Христа в его осоляющем значении для всего секулярного мира. При этом моральное влияние христианства на этот мир должно достигнуть таких размеров, чтобы полностью «заквасить» его пацифистским образом, по крайней мере, в виде заявленного в Священном Писании отсутствия войн. Этим самым мы признаем двойной характер царства Мессии (Христа), относящийся как к потусторонней, так и к посюсторонней жизни.

Мессианское царство глазами ветхозаветных пророков

Нельзя сказать, что Мессианское царство было предсказано с первых страниц Священного Писания как иудеев, так и христиан. Да, приход Мессии был предсказан еще в Едеме, чего сами евреи (вернее не все из них) не признают. Поэтому мы не видим ясного учения о нем ни в преданиях времен Авраама и других патриархов, ни в законодательстве Моисея, ни в теократии Давида. О нем нам впервые повествуют не ранние, а именно поздние пророки (особенно времени Вавилонского пленения). При этом для наступления царства Мессии евреям не приходилось его просто ждать, а, напротив, приближать его собственным покаянием.

Состояние мессианского царства описано пророком Исаией следующим образом:

«Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому. И младенец будет играть над норою аспида, и дитя протянет руку свою на гнездо змеи. Не будут делать зла и вреда на всей святой горе Моей, ибо земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море» (Ис. 11:6-9).

Как же нам понимать такие фразы, как «волк будет жить с ягненком», «лев, как вол, будет есть солому» и «младенец будет играть над норою аспида»? Если их понимать в буквальном смысле, тогда, получается, мессианское царство должно изменить основные законы мироздания. По крайней мере, пищеварительная система хищников должна кардинально перестроиться на переваривание растительной пищи, а яд змей — нейтрализоваться. Достигнуть такого изменения невозможно путем постепенного преобразования общего уклада жизни этого мира. Это должен быть революционный рывок, а не эволюционный процесс. Это значит, что царство Мессии должно совпасть с вечным царством Бога, живущим по иным законам бытия, чем это известно нам ныне.

Но есть одно «но» в этом рассуждении. Пророк Исаия указывает на подлинную причину того, что животные «не будут делать зла и вреда»: «земля будет наполнена ведением Господа, как воды наполняют море». Как может духовное воспитание изменить наличную природу? Конечно, познание может обладать временными характеристиками, но как возможно изменение с его помощью законов природы? Скорее всего, мы имеем дело с метафорами, которыми так богаты ветхозаветные пророчества. Скорее всего, под животными-хищниками нам следует видеть злых людей, а под мирными животными – людей добрых или праведников. Не об этом ли говорят нам другие предсказания пророков?

Вот, что говорит еще пророк Исаия: «Тогда откроются глаза слепых, и уши глухих отверзутся. Тогда хромой вскочит, как олень, и язык немого будет петь; ибо пробьются воды в пустыне, и в степи — потоки. И превратится призрак вод в озеро и жаждущая земля — в источники вод; в жилище шакалов, где они покоятся, будет место для тростника и камыша. И будет там большая дорога, и путь по ней назовется путем святым: нечистый не будет ходить по нему; но он будет для них одних; идущие этим путем, даже и неопытные, не заблудятся. Льва не будет там, и хищный зверь не взойдет на него, его не найдется там, а будут ходить искупленные. И возвратятся избавленные Господом, придут на Сион с радостным восклицанием; и радость вечная будет над головою их; они найдут радость и веселие, а печаль и воздыхание удалятся» (Ис. 35:5-10).

И снова-таки, говоря об установлении мира между человеком и природой, пророк упоминает нечто нематериальное: «И будет там большая дорога», идущие по которой «даже неопытные не заблудятся». О какой неопытности здесь идет речь? Очевидно, что это очередная метафора: путь жизни – это духовное поприще, по которому людям следует «идти». Именно поэтому «путь по ней назовется святым», «там… будут ходить искупленные» и «радость вечная будет над головою их». Это описание плохо подходит под понимание исполнения этих пророчеств в материальном смысле.

Духовным образом мы также должны понимать и открытие источников вод в пустынях: «Вот, Я делаю новое; ныне же оно явится; неужели вы и этого не хотите знать? Я проложу дорогу в степи, реки в пустыне. Полевые звери прославят Меня, шакалы и страусы, потому что Я в пустынях дам воду, реки в сухой степи, чтобы поить избранный народ Мой» (Ис. 43:19-20). Заметьте, «Вот, Я делаю новое», т.е. не похожее на прежний мир, который можно было преобразить и самим людям, наполнив его пустыни водою. Здесь же требуется особое вмешательство Мессии. И все же Он будет достигать исполнения Своей воли в этом мире посредством Своего народа.

Идея достижения мира между людьми особенно ясно выражена пророком Михеем: «И будет Он судить многие народы и обличит многие племена в отдаленных странах; и перекуют они мечи свои на орала и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, не будут более учиться воевать. Но каждый будет сидеть под своею виноградной лозою и под своею смоковницею, и никто не будет устрашать их, ибо уста Господа Саваофа изрекли это» (Мих. 4:3-4). И снова мы видим связь между избавлением от войн и духовным обличением Господа. Оказывается, для установления мира на земле нужны две вещи: познание Господа и Его обличение, разумеется, не осуждающее на погибель, а призывающее к всеобщему покаянию.

Пророк Амос дополняет к этой картине еще один штрих: какое-либо различие между народами исчезнет, так что больше не будет никаких избранных народов. Амос говорит об этом так: «Не таковы ли, как сыны Ефиоплян, и вы для Меня, сыны Израилевы? — говорит Господь. — Не Я ли вывел Израиля из земли Египетской и Филистимлян — из Кафтора, и Арамлян — из Каира?» (Ам. 9:7). Оказывается, Бог проявляет Свою заботу в избавлении от зла не только в отношении к Своему народу, но и в отношении всех остальных. Мысль о том, что все народы в равной мере любимы Богом, выражена также Исайей: «В тот день из Египта в Ассирию будет большая дорога, и будет приходить Ассур в Египет, и Египтяне — в Ассирию; и Египтяне вместе с Ассириянами будут служить Господу. В тот день Израиль будет третьим с Египтом и Ассириею; благословение будет посреди земли, которую благословит Господь Саваоф, говоря: благословен народ Мой — Египтяне, и дело рук Моих — Ассиряне, и наследие Мое — Израиль» (Ис. 19:23-24).

Настаивая на аллегорическом понимании пророческих предсказаний о характере Мессианского царства, мы, тем не менее, не желаем отказать ему в чисто земных характеристиках, а именно в установлении мира между народами, поскольку он не похож на мир духовный или спасительный. Мир духовный имеет, прежде всего, отношение к Богу, а не к людям, а мир политический – к людям, а не к Богу. К тому же, заявления типа «перекуют мечи на орала», «и не поднимет народ на народ меча» и «не будут учиться воевать» нельзя истолковать аллегорически, поскольку здесь идет речь о физических как народах, так и войнах. Это значит, что указание на мирный характер царства Мессии свидетельствует о том, что именно эта часть ветхозаветных пророчеств будет исполнена в буквальном, а не духовном смысле.

Какие же выводы мы можем сделать из изучения характеристик Мессианского царства?

Их несколько:

  1. Мессианское царство будет земным царством, но устроенным на морально-духовных принципах;
  2. Мессианское царство будет также и царством политическим, но в нем будет отсутствовать насилие.
  3. Мессианское царство будет установлено постепенным образом и при помощи ненасильственных средств (а именно: обучения доверять Господу и держаться духа покаяния).

Это значит, что Мессианское царство нельзя уподобить ни просто эре Христианской Церкви, ни ожидаемому многими Тысячелетнему царству, которое якобы должно наступить со Вторым Приходом Христа на землю. Что касается первой части данного замечания, то Мессианское царство будет иметь не только духовную, но и земную свою цель, а значит и эффективность. Что касается второй, то «Тысячелетнее» царство следует понимать как духовную аллегорию, поскольку еврейские Священные Писания не содержат даже намека на ожидание такого царства Мессии, которое бы длилось только 1000 лет.

Книга Откровения, единственно об этом повествующая (Откр. 20), между тем, имеет одну удивительную параллель с ветхозаветными пророчествами: мирное время существования всех народов в отсутствие соблазнов со стороны дьявола. А тот факт, что в конце этого царства вдруг произойдет великое совращение народов, только лишний раз доказывает нам немилитаристский его характер, а также то, что для его утверждения или сохранения вовсе не обязательно личное присутствие Мессии. Произойти бунту такого рода можно лишь на фоне предыдущего времени мирного сосуществования всех народов.

Мало того, условием наступления Мессианского царства, как и при первом Его приходе в этот мир, должно быть всеобщее покаяние людей и установление истинного почитания Бога (Мк. 1:15; Ин. 4:23-24). Таким образом, все люди последнего времени испытают внутри себя нужду в «невиданном» Боге. Иначе, Бога следует признать проигравшим в человеческой истории, терпя людские злодеяния напрасно. Это значит, что любой еврей, который стремится установить на земле царство Мессии, не должен делать это при помощи средств насилия, включая и политику древнего ростовщичества, отмененную Христом (Лк. 6:35). Конечно, современная всемирная политика тесно переплетена как с мировой банковской системой, так и с экономическим укладом промышленно развитых стран, но все это будет другим в царстве Мессии.

Современные реалии Израиля

Все вышесказанное означает то, что современный Израиль ищет Мессианского царства не на том месте, где оно должно быть. Он сильно ошибается, думая, что Царство Мессии будет построено путем насилия и пребывать на насилии, будто предсказанный пророками мир между народами будет завоеван силой. Неудивительно, что он встретит вместо подлинного Мессии лжемессию, который удалит его от миролюбивого Бога еще дальше. Поэтому евреям последнего времени предстоит открыть глаза не столько на аполитичную сущность Мессианского царства, сколько на пацифистскую, и сотрудничать не только с Церковью, «спасающей» этот мир, но и с Церковью, этот мир «осоляющую». А если нам возразят, что Мессия Израиля не может быть пацифистом, то нам следует обратить внимание таковых на 53-ю главу книги пророка Исаии, как и возражающих христиан — на конец Нагорной проповеди.

Нашему мнению можно возразить тем, что до настоящего времени Бог не вел Израиль по пути пацифизма. Действительно, хотя саму самостоятельность это государство обрело без единого выстрела, защищать его пришлось при помощи оружия. Разумеется, на этом пути современные евреи осуществили не одну войну. Но тот факт, что они делали это, не может отменить Божье намерение наделить их пацифистской ролью в этом мире, предсказанной пророками. Если Церковь Христа во время своего существования не явила этого смысла, по крайней мере, во всей его полноте, то она сможет сделать это в конце человеческой истории вместе со спасенным Израилем.

Нас могут упрекнуть еще в том, что своим призывом к непротивлению мы подготавливаем еврейской нации очередной холокост. Но немногие из нас обращают внимание на то, что же послужило подлинной причиной нацистского холокоста, уничтожившего две трети всех евреев, живших в Европе перед Второй мировой войной. Например, какое злодеяние следует считать началом холокоста? Конечно, не приход Гитлера к власти в январе 1933 года, поскольку тогда евреев лишь ограничили в правах, но не подвергли геноциду. Одни историки относят это начало к ноябрю 1938 года, когда свершилась «Хрустальная ночь», другие — к декабрю 1941 года, когда в кузове грузовика в концлагере Хелмно была оборудована газовая камера. Но большинство предпочитают отнести его отсчет к 23 июня 1941 года, когда к обязанностям высшего фюрера СС и полиции на юге России (HSSPF Russland-Süd) приступил Фридрих Еккельн. Неслучайно, первое массовое убийство евреев состоялось спустя два месяца в Каменец-Подольском, когда по приказу Еккельна были убиты 23 600 евреев. Бабий Яр и Рижское гетто были позже, и командовал там тоже он.

И все же на решение Гитлера начать сжигать евреев повлиял другой человек. Через два месяца после Бабьего Яра Адольф Гитлер имел встречу с муфтием Иерусалима, которого звали Хаджа Амина аль-Хуссейни. Гитлер предложил муфтию депортировать евреев в Палестину, на что тот ответил: «Если их выслать, они все приедут к нам». Гитлер спросил: «Так что же мне с ними делать?» Хуссейни ответил: «Сожгите их». По крайней мере, такой сценарий озвучил недавно премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу, выступив с этим шокирующим заявлением на Всемирном Сионистском Конгрессе в Иерусалиме.

Вот почему Гитлер не стал уничтожать евреев сразу, как только пришел к власти. Первоначально, у него не было этой цели. Нацистский антисемитизм вырос из немецкого антисемитизма, представлявшего собой общенациональный протест против богатства евреев, контрастировавших на фоне повальной нищеты коренных немцев после применения к Германии безбожных санкций Варсальского договора. Разница в уровне жизни богатых и бедных наиболее остро ощущается именно во времена экономических кризисов. Именно по этой причине нацистская власть поначалу не уничтожала, а старалась только лишить общественного влияния и ограбить еврейское население. Но современному Израилю вовсе не нужно провоцировать очередной холокост на той же почве.

Да, материальный вопрос интересует не только евреев, но и всех людей. Но кроме потребности в «хлебе насущном» у человека еще есть потребности совести. Выдающийся еврей, Карл Марк, выступая против биологического и социального видов детерминизма в поведении людей, писал: «Материалистическое учение о том, что люди суть продукты обстоятельств и воспитания, что, следовательно, люди суть продукты иных обстоятельств и измененного воспитания – это учение забывает, что обстоятельства изменяются именно людьми и что воспитатель сам должен быть воспитан» (цит. по: Стивен Пинкер. Чистый лист. Природа человека. Кто и почему отказывается признать ее сегодня. М.: Альпина нон-фикшн, 2018, с. 96). Но мораль и воспитание нового человека у коммунистов были классовыми, т.е. снова-таки зацикленными на перераспределении богатства. Другой не менее выдающийся еврей, Иешуа из Назарета, призвал Своих соотечественников помогать нищим и ограничить свои потребности самым необходимым. Если все народа однажды поймут, что спастись они могут только путем самоограничения своих потребностей, они смогут достигнуть мирного сосуществования на долгие годы.

Евреи также повинны в том, что были причастны к наиболее громким «делам», инициированным И.В. Сталиным в последние годы его жизни: «Еврейского антифашистского комитета», «сионистского заговора в МГБ» и «дела врачей». Они действительно «тихо», но систематически убирали самых верных Сталину друзей. В конце пятидесятых высшему эшелону советской власти уже была известна следующая директива Сталина: «Еврейские националисты представляют сейчас не меньшую, если не большую опасность, чем немецкая колония в СССР перед войной с Германией». Сталин выступал против любого национализма, но опасность со стороны еврейского национализма осознал слишком поздно. Он явно недооценил их возможности. Неудивительно, что явно рукотворная смерть Сталина возвратила евреям не только доброе имя, но и утраченное высокое положение у власти. Итак, Божий народ последнего времени (как нация и как государство) должен отказаться от стремления доминировать над другими народами недуховными путями.

Наконец, мы должны рассмотреть последний вопрос: «Противоречит ли наше убеждение духовной миссии Церкви?» Нисколько, поскольку Христос связал воедино две неотъемлемые части заповеди любви (Мф. 23:37-40). А именно «на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки». Правда, в роли «нашего ближнего» теперь стал каждый смертный человек. Представление же евреев об их Мессии наиболее ясно выразил такой всемирно известный психолог, как Эрих Фромм. Вот, что он пишет в своей статье «Концепция мира у ветхозаветных пророков»: «Мессия не Спаситель. Он послан Богом не для того, чтобы спасти людей или изменить их порочную сущность. Мессия — символ собственных достижений человека. Когда люди достигают единения, когда они готовы, тогда появляется Мессия. Мессия не в большей мере Сын Божий, чем любой другой человек; это царь-помазанник, который представляет новую историческую эпоху».

Понятно, что такой приземистый Мессия, сулящий материальные блага Своему народу, был нужен евреям больше, чем Мессия христианский, призывающий их к покаянию. Но материальное процветание Израиля возможно лишь на почве достижения политического мира во всем мире. Пускать же телегу благосостояния впереди лошади мира нельзя. Эрих Фромм прав лишь в одном: к приходу Мессии Божий народ должен готовиться – причем не только внутренне, но и внешне.

Еврейские пророки, действительно, обещали с приходом Мессии избавление от войн и взаимной ненависти не только Израиля, но и всего мира. Еврейское слово «шалом», означающее «мир», может быть переведено также и как «полнота» и «цельность», а это нечто большее, чем просто отсутствие войн и вражды. Это обретение мира и мира, прежде всего, в собственной совести. А здесь наша совесть, как и весь закон Моисеев, обнажает нашу полную испорченность и непригодность угодить Богу собственными усилиями. Именно этой проблемы евреи упорно не желают признать, поскольку она разрешается лишь христианским Мессией. Однако они правы, что Мессия должен спасти не только сердца верующих людей, но и всю человеческую историю. Поскольку же мир духовный или сердечный всегда выражается в мире физическом или внешнем, одно другому не мешает.

Существуют ли какие-либо признаки наступления миролюбивого Царства Мессии? Здесь будет уместно привести статистику войн второй половины двадцатого столетия, приведенную Стивом Пинкером (см. подр. Steven Pinker, The Better Angels of Our Nature: The Decline of Violence in History and Its Causes, 2011, гл. 5). За две трети столетия, прошедшие со времен окончания Второй мировой войны, наиболее развитые страны в целом почти не сталкивались друг с другом на поле боя (исключение: три войны США в Корее, во Вьетнаме и в Ираке, одна война России, идущая сейчас в Сирии). После шестисотлетнего периода, когда страны Западной Европы воевали в среднем по два раза в год, с 1945 года в этом регионе не произошло ни одной войны. Примерно 40 самых богатых стран мира никогда не схлестывались в вооруженных конфликтах. после окончания холодной войны в 1989 году военных конфликтов любого типа в мире стало меньше, включая межгосударственные и гражданские войны. Уровень смертности от межгосударственных и гражданских войн в мировом масштабе также резко сократился: с 300 человек на 100 000 жителей планеты во Второй мировой до почти 30 в Корейской войне, чуть больше 10 во времена войны во Вьетнаме, менее 10 в 1970–1980-х и менее одного — в XXI веке.

Заключение

Выше мы рассмотрели представление древнееврейских пророков о характеристиках Царства Мессии. При этом нам удалось выяснить, что одной из основных его земных характеристик является установление по всей земле политического мира. Этот всеобщий мир не будет завоеван при помощи использования военной силы, а станет результатом перманентной миролюбивой политики обращенного к своему Мессии государства Израиль. Для этого израильский народ должен будет испытать стыд за свой милитаризм и желание достигнуть Божьих целей преступными путями. Он будет научен сам доверять Господу и научит другие народы «перековать мечи на орала» и никогда уже больше не воевать. Этот (вероятно, кратковременный) период мира будет предшествовать установлению вечного царства Бога, а последующая за ним Армагедонская битва, вероятно, будет иметь место уже на небе, а не на земле, поскольку в ней будет принимать участие дьявол, освобожденный от каких-либо земных ограничений.