Безразличен ли к людям Бог, или Разговор на чистоту со скептиком

Гололоб Г.А.

Один обладатель собственного блога в Сети поместил на нем свои размышления о Боге. Наше внимание привлек следующий его пассаж: «Библия и церковь испортила мое отношению к Богу. Церковь некоторыми абсурдными дурацкими ритуалами, которые проецируются на всемогущего Бога, и делают его мелочным в таком проявлении, которое вообще кажется лишенным всякого смысла, не говоря уже о некоторых необразованных, некультурных служителях церкви. А Библия — своей противоречивостью, способностью трактовать и оправдать любой поступок. Там на все найдется некий ответ, который умелый догмат может трактовать, как ему заблагорассудится. Но помимо сказок, что там рассказаны, меня больше всего отвратил от церкви Бог, который там описан, его морально – нравственная характеристика. Ужасный Бог с позиции современного гуманного, нравственно воспитанного человека. Библейский Бог, с морально-нравственной  позиции  злой, мстительный, страшный…» (см. https://alterego.ucoz.org/blog/1/2011-01-09-14).

Когда читаешь такие слова, создается впечатление, что литературный персонаж Пиноккио превзошел не только своего (такого же литературного) «папу», но и самого творца этой замечательной сказки – итальянского журналиста Карло Коллоди. Однако лично мне хочется верить в искренность сомнений этого скептика, ведь даже Христос похвалил честные сомнения Нафанаила и не осудил таковые у Фомы. Я с готовностью бы выслушал его мнение о Боге при условии проявления им не столько научной, сколько личной честности. Мне всегда импонировали самостоятельно мыслящие личности, поскольку в этом они мне напоминают меня самого. Тем не менее, таковых вокруг себя я вижу все меньше и меньше, так что вообще стал близок к разуверению в их реальном существовании. И все же они иногда мне встречаются (так с одним из них я знаком лично, а со вторым – заочно, в Сети).

При этом самым распространенным возражением, которое когда-либо выдвигали против веры в Бога, честные скептики, было обычно следующее: Его отстраненность от нужд человека, поскольку Бог озабочен больше будущей, чем настоящей нашей жизнью. Важно отметить, что в нашей практической жизни мы наблюдаем Божьи действия в полном согласии с Его характером, описанным в Библии. И действительно, некоторые люди, не веруя в Бога Библии, все равно вынуждены обнаруживать Его действия и характер в человеческой жизни и даже в истории всего человечества. Этот факт нам свидетельствует о том, что как бы сам человек не пытался удалиться от Бога Библии, он все равно будет с Ним сталкиваться в своей практической жизни. Это значит, что Библия – удивительно не только живучая, но и правдивая книга о Боге. Ниже мы попробуем немного поразмыслить над этим обвинением библейского (а в действительности общечеловеческого) Бога.

Бог и Его творение

Примечательно, что многие богоборцы ничего не имеют против того, как Бог создал этот мир. Напротив, наиболее честные из них всячески восхищаются этим Его творением, нисколько не задумываясь над тем, а каким должен быть Бог по Своим моральным качествам, решивший и создавший этот мир таким, каким он есть? Разве такого Бога можно назвать безразличным к людям? Очевидно, что Он не только не безразличен, но и расположен к людям самым человечным образом. Но должно ли это означать то, что Он может позволить человеку все это разрушить? А если не может, тогда должно ли это означать только то, что Он будет решать этот вопрос только при помощи силы? Нет, тогда справедливости? То же нет. В таком случае, остается лишь один способ: при помощи убеждения. Так что тогда представляет собой это Его решение – достоинство или недостаток?

Зло на земле провоцируется и распространяется честолюбивыми людьми. Именно они прежде всех остальных, усиленно работая локтями, пробираются в высшие круги власти. Именно они никак не могут удовлетвориться теми благами, которые они имеют даром, не приложив к ним ни одну йоту собственных усилий. Именно они разжигают повсеместно, где бы они ни появлялись, только раздоры, напряженность и войны. Что это обстоятельство позволяет нам заключить? А то, что Божье допущение не причастно к появлению самого этого зла. Но, нам могут возразить, если бы люди знали, что их ждет за это наказание, они бы не делали столько зла. Этот аргумент верен лишь в теории, на практике люди ведут себя вне зависимости от степени наказания. Да и Сам Бог не желает иметь дело с страхом запуганным человечеством, в чем, кстати, Его часто и обвиняют недоброжелатели.

Люди не только делают зло в огромных масштабах, но и тщательно его оберегают на будущее. Например, существует определенная закономерность появления после войн революций. Борис Бажанов в своих «Воспоминаниях бывшего секретаря Сталина» (СПб.: Всемирное слово, 1992) вспоминает: «Все последние годы моей юности я был поражен картиной многолетней бессмысленной бойни, которую представляла первая мировая война. Несмотря на мою молодость, я ясно понимал, что никакой из воюющих стран война не могла принести ничего, что могло бы идти в сравнение с миллионами жертв и колоссальными разрушениями. Я понимал, что истребительная техника достигла такого предела, что старый способ решения войной споров между великими державами теряет всякий смысл. И если руководители этих держав вдохновляются старой политикой национализма,  которая была допустима век тому назад, когда от Парижа до Москвы было два месяца пути, и страны могли жить независимо друг от друга, то теперь, когда жизнь всех стран связана (а от Парижа до Москвы два дня езды), эти руководители государств — банкроты и несут большую долю ответственности за идущие за войнами революции, ломающие старый строй жизни. Я в это время принимал за чистую монету Циммервальдские и Кинтальские протесты интернационалистов против войны — только много позже я понял, в каком восторге были ленины от войны — лишь она могла принести им революцию». При этом революционеры всегда выставляют старый режим единственно ответственным за поражение в прошедшей войне.

Итак, мы хорошо видим, что делает Бог в этом мире и что делает в нем человек. Как же в таком случае Бог обязан подражать во всем человеку? Этот вопрос мы оставим для агностиков, атеистов и религиозных скептиков. При этом мы сразу же возразим нашим оппонентам: из того факта, что вселенная действует на основании «законов природы», нельзя сделать вывода о том, что она (то есть, эта вселенная) сама же эти законы и создала. Иными словами, автоматизм или саморегуляция вселенной не делает ненужным постановку вопроса о причинах ее этой саморегуляции, а, напротив, ее требует. И утверждать это побуждает нас наша совесть, а не просто разум. Это значит, что каждый скептик должен отдавать должное своему оппоненту там, где тот действительно оказывается правым. Поэтому мы призываем скептиков, критиков и любых других богопротивников к честному, а не к предвзятому диалогу, который обычно ссорит между собой участников любой дискуссии.

Бог и проблема зла

В каком же смысле Бог равнодушен к человеку, если для этой (земной) жизни Он сделал очень многое? Неужели Он заинтересован теперь всего этого нас лишить? Не думаю, что данное предположение разумно. Наоборот, меня просто поражает тот факт, что Творец необъятной по своим размерам вселенной уделяет Свое внимание такому ничтожеству, как я или любой другой человек, обеспечив нам все условия существования. Можно ли себе представить, чтобы Бог сделал столько труда только для того, чтобы предоставить человеку возможность все это уничтожить? Во всем окружающем нас мире существует столько порядка и гармонии, что на их фоне нам совершенно непонятно наличие беспорядка и вражды в мире людей? Одним словом, Богу мало только создать этот мир, его еще нужно еще и уметь сохранить. Поэтому разве мог Бог совершенно забыть о нас, Его творении? Тогда кто может сомневаться в Божьей управлении не только этим миром, но и людьми? Вопрос только в том, каким образом Бог управляет человечеством: диктаторским, правовым или моральным.

И все же, в чем проявляется равнодушие Бога к людям? В том, что Он преследует человека Своей справедливостью или что пустил все на самотек? Но равнодушный Бог есть только в кальвинизме и то лишь по отношению к одной части человечества. Но это направление богословской мысли является как антибиблейским, так и маргинальным в христианстве. Из Библии нам хорошо известно, что Бог допускает существование зла по той простой причине, что уважает свободу выбора человека. А зачем Ему это нужно? Чтобы сделать его морально и религиозно ответственным существом. Зачем? Чтобы иметь общение не с марионетками, а с добровольцами. Только такое поклонение со стороны спасенных Им людей Ему в действительности угодно. Остальные люди, не выдержавшие этой проверки на способность подчинения своей свободы Божьим требованиям морали, будут удалены от Божьего присутствия навечно, что собственно и называется «адом».

Нам кажется, что цитируемый выше нами автор скорее предвзято относится к Библии, или же, по крайней мере, выискивает в ней только различные изъяны. Но в реальности имеет ли Библия такие изъяны, или же в ней присутствуют лишь труднообъяснимые идеи? Пожалуй, здесь есть над чем подумать, прежде чем ответить на этот вопрос скоропалительно. По крайней мере, не все так просто, чтобы можно было легко отделаться от библейского образа Бога, несмотря на ряд трудноразрешимых вопросов. В чем же проблема? А в том, что без этого Бога, нам пришлось бы еще хуже, чем с Ним. Ниже мы объясним, почему мы так думаем.

Основным «доказательством» тому, что Бог равнодушен к людям, часто выставляют Его молчание, или, что более точно, бездействие. Он якобы плохо вмешивается в ситуацию пресечения явного зла или оказания содействия и помощи явному добру. Но разве Бог бездействует даже в крайних случаях, или действует слишком вяло? Лично я так не думаю. Недаром, например, когда на войне с персами был убит богопротивный император Юлиан (331-363), получивший прозвище Отступник, поскольку он воспитывался в христианстве, то, по свидетельству Иеронима, один из римских граждан, услышав об этой новости, заявил во всеуслышание: «И после всего этого вы, христиане, продолжаете считать Вашего Бога человечным?»

Интересно отметить, что именно этот император сильно старался возродить языческую этику, но она так и не смогла устоять перед этикой «Галилеянина». Любые попытки делать Божье дело не Божьими путями обычно обречены на провал. Но нам важно отметить здесь не это, а обычную реакцию людей на Божье наказание. Получается, людям не угодишь в любом случае: если Бог явно наказал грешника, то Он чрезмерно жесток, а если его помиловал, то — слишком милосерд. Именно на эту ситуацию отвечал апостол Павел при написании своего Послания к римлянам строгим выражением: «А ты кто, человек, что споришь с Богом?» (Рим. 9:20). Правда, он отрицал там возможность не любого обращения в адрес Бога, а только циничного, гордого и вызывающего.

Но интересно, что говорят сами эти «жертвы» Божьего правления этим миром. Возьмем, например, такого некогда весьма влиятельного наркома большевистской власти, как Генрих Ягода (1891-1938). Ему принадлежат такие слова, который он произнес на судебном процессе, присудившем его к высшей мере наказания: ««За все, что я сделал для построения универсального социализма, единственное, что я заработал от товарища Сталина — это лишь почет и слава. А ведь следовало за мои заслуги в победе социализма и борьбу с его врагами объявить мне благодарность и обеспечить безбедную жизнь дo конца моих дней. С другой стороны, я должен признаться, что за методы, которые я при этом употреблял, от Бога я заработал самые ужасные и кошмарные пытки, которые человек только может помыслить. Теперь посмотрите на меня, дорогие товарищи, и выберите сами: Бог или Сталин?» (см. напр. Bazon Brock, Lustmarsch durchs Theoriegelände: Eine Kampfschrift, 2008).

Но что люди, пусть и самые благородные из них, способны противопоставить Божьей шкале ценностей? Например, на чем может быть основана справедливость, не говоря уже о любви? На общем сговоре, причем сговоре политической элиты, а не всего народа? Чем можно обосновать необходимость моральных норм  для каждого человека? Разве не той же самой логикой, созданной не  людьми, а Богом? И разве не той же самой совестью, созданной не людьми, а их Творцом? Так в чем же дело? Какой же Бог нам нужен: более суровый или более мягкий за того, который представлен нам в Библии? Ответа на этот вопрос до сих пор мы не находим ни у одного (ни древнего, ни современного) мыслителя.

Скажем больше: почему человеческий разум, способный на великое и удивительное, лишается своей гениальности как только разговор заходит о Боге? Наш скептик снова восклицает: «Что бы ни сотворил всевышний подчиняется фундаментальным законам, которые человечество по крупице отвоевывает… пусть будет — у создателя…» Кому нужна это борьба, когда Сам Бог посылает людям откровения о существовании созданных Им законов природы? Разве Он враждебен людям, что им приходится отвоевывать у Него то, что Он Сам им предлагает, причем совершенно даром?

Очевидно, что любому человеку просто не хочется нести какой-либо ответственности за свою жизнь, зачастую проходящую беспутным образом. Недаром «мой» честный скептик с ясной досадой пишет следующее: «Бог, посредством религии превращается в этакий персональный цензор на все наши поступки и мысли, дабы «потом воздать» каждому по содеянному». Но разве это не Его право, как Творца? Да, именно Он создал не только право и мораль, но и человека с соответствующими способностями все это понимать, и что Библия называет «образом и подобием Божьим» в человеке (Быт. 1:26-27).

В отличие от всего мироздания Божьего, только людям позволено служить своему Творцу сознательным и добровольным образом. В этом смысле мы согласимся с цитируемым нами автором: «В ходе своего существования подсистема  «человечество», обладая таким атрибутом как сознание, заметила, что в процессе выживания, помимо фундаментальных природных законов, которые выполняются помимо нашей воли, для выживания вида надо соблюсти и некие моральные правила, которые труднее подаются исполнению, но зависят лично от нас. И все же без их соблюдения, на опыте прошлых поколений, человечество не сможет достичь своего равновесия, или гармонии, а может и не выжить вообще».

Бог и Его любовь к людям

Оказывается, нам не нравится Бог любви, но не всегда, а только когда речь заходит об исправлении грешника, чаще всего представляющего не нас самих. Во всех же Его проявлениях к судьбе «нас родимых» нам Его любовь не просто нравится, а нравится в неописуемой мере! Но не кажется ли нам, что прежде, чем нам задавать свои вопросы к Богу, нам следовало бы хорошо разобраться в самих себе, в своих запросах и желаниях? Лично мне кажется, что так поступить для нас было бы самым благоразумным действием. Недаром «мой» скептик оговаривается: «Пока человечество не может создавать события, сравнимые с божественными, кроме уничтожения самой планеты. Тут мы почти на уровне с Богом». И все же насколько все люди нуждается в любящем Боге, а не просто в справедливом? Наверное, в абсолютном смысле, поскольку без прощения наших грехов, пожалуй, наше спасение от будущего (не за горами) Божьего суда состояться не может.

Но если «Бог есть любовь» (1 Ин. 4:8, 16), тогда какие могут быть к Нему претензии относительно проблемы зла? Если Он решил это «зло» (в смысле пораженных им людей) лечить, а не губить, тогда таким есть Его законное право. Но, скажете Вы, Он же должен наказывать самых рьяных преступников хотя бы ради их исправления. Частично Он это делает, но не всегда, а вернее далеко не со всеми людьми это наказание срабатывает. Некоторые люди очень сильно озлобляются против Бога именно вследствие Его наказаний, пусть даже и самых справедливых (последнее замечание касается лишь честных скептиков). Нам трудно назвать такую реакцию на Божьи действия рациональной, так что мы вынуждены лишь констатировать это как необъяснимый факт.

Да, и вообще среди нас мало и высокоморальных людей, которые могли бы безоговорочно согласиться с правотой Божьего наказания. Обычно нам кто-то внушает сомнительную мысль о том, что Бог наказал нас за наши провинности несправедливо или предвзято. Одним словом, само наше суждение о справедливости или немилосердности Божьих наказаний чревато неразрешимой проблемой «чистоты эксперимента». Если же говорить не о наших личных преступлениях, а о преступлениях других людей, то сюда следует добавить также и проблему нашей обознанности в деталях всей ситуации, сложившейся вокруг объявленного законом преступника.

По большому счету, нам неизвестны все причины самых жестоких на земле деяний людей. Историки и психологи не могут указать причины даже мотива Гитлера сжигать евреев в крематориях фашистских концлагерей. Некоторые мотивы диктаторов нам хорошо известны, например, боязнь Сталина за свою власть, однако нам неизвестны объективные факторы, которые провоцировали эту боязнь или паразитировали на ней. А Бог, в отличие от нас, людей, заинтересован, прежде всего, в мотивах поведения человека, а не просто в самих его результатах. Решая вопрос посмертной участи каждого человека, Он определяет меру его самостоятельного решения, свободного от внешних влияний. Он может вынести Свой окончательный приговор над конкретным человеком, лишь отделив в его решениях вынужденное зло от сделанного свободным образом. Очень часто на наше поведение влияют другие люди или обстоятельства, что требуется учитывать Тому, о Ком сказано: «Судья всей земли поступит ли неправосудно?» (Быт. 18:25).

А чтобы люди не блуждали по самым фундаментальным вопросам морали, Бог оставил им Свое Слово в виде Библии, где на простых примерах и историях показано, как развивалось человеческое сознание вместе с ростом информации самого Божественного Откровения. Поскольку эта книга возникла не в один момент, а создавалась постепенно, ясно, что Бог приспосабливался к несовершенному человеческому восприятию. Это значит, что последние части Библии представляют собой более ценную в духовном отношении информацию, которой, в конце концов, должны быть подчинены все остальные ее части, носящие подготовительный характер. Это значит, что в качестве окончательного мерила поведения верующих в Священное Писание людей должен выступать Новый Завет как вершина Божественного Откровения. Поэтому нашим скептикам мы возразим: если Бог посчитал необходимым создать все необходимое для нашей земной жизни, как же Он мог оставить нас без верной информации относительно Его спасительной воли?» Поэтому Бог в этом мире отнюдь не молчит точно так же, как и не бездействует.

Заключение

Выше мы постарались выслушать и вникнуть в суть самого большого из возражений против существования Бога, высказанных когда-либо честными скептиками. Наше его изучение показало, что мы склонны задавать Богу большое число ненужных вопросов. Когда Бог творил этот мир, то за каждым актом Своего сотворения говорил: «Это хорошо». Разве это не говорит нам о том, что Он печется о тех, кто ценнее не только других живых существ (Мф. 10:31), но и самого этого мира (Мф. 16:26)? Да, говорит, поскольку Бог никогда «не переставал свидетельствовать о Себе благодеяниями, подавая нам с неба дожди и времена плодоносные и исполняя пищею и веселием сердца наши» (Деян. 14:17).

Но разве Бог Свою заботу о людях проявлял только в этой жизни? Нет, не только, поскольку написано: «От Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия, через познание Призвавшего нас славою и благостию, которыми дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью» (2 Пет. 1:3-4). Основная цель Бога состоит в предоставлении людям духовного спасения или избавления от господства греха, которое, впрочем, имеет свои последствия как для этой, так и для потусторонней жизни. «Итак прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков…ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2:1-4). Поэтому нам нельзя рассчитывать на ограничение Божьих интересов заботой только об этой нашей жизни (см. 1 Кор. 15:19).

Оказывается, Творец нашего мира и нас самих проявил к нам столько добра, что у нас нет никаких причин сомневаться в Его искреннем и безоговорочном дружелюбии к нам. Это должно побудить нас к некоторым ответным действиям. Во-первых, мы должны доверять Ему как Творцу моральных ценностей, до высоты понимания которых мы в своем большинстве еще не доросли. Во-вторых, мы должны научиться принимать из Его рук как милосердие, так и наказание без выражения ропота, возражений и сомнений, насколько это будет в наших силах. В-третьих, мы можем быть уверенны в том, что нашим миром управляет не столько Божья справедливость, сколько Его милосердие. Поэтому в своих отношениях с Богом мы должны руководствоваться дружеской привязанностью (Ин. 15:15), а не страхом наказания. И на этих важных утверждениях покоится христианская надежда на Бога Библии! А нашим скептикам мы зададим только один вопрос: «Имеете ли вы что-либо лучшее за нашу надежду?»